Иван Корсак

Усов: «Мы имеем дело с окончательным превращением белорусской системы в неототалитарную»

Политолог — о новых инициативах ГУБОПиК.

Начальник ГУБОПиК Андрей Паршин выступил с предложением лишать гражданства, а также конфисковывать имущество у тех граждан, которых власти посчитают причастными к экстремистской деятельности.

Данные инициативы силовиков Филин обсудил с политологом Павлом Усовым.

– Это продолжение той политической эволюции режима и системы, которая началась полтора года назад. Данные процессы начались после того, как система ощутила угрозу в результате электоральной революции.

Стало понятно, что никакого консенсуса уже не будет. И удержать власть будет возможно только при систематизации репрессий и террора. Политический террор стал главным механизмом управления страной.

Мы видим уничтожение любого инакомыслия, любой гражданской активности, ликвидируются организации, медиа, за границу выдавливается пассионарная часть общества.

Для того, чтобы террор имел еще больший психологический, политический и экономический эффект предлагаются данные изменения в законодательство. Мы имеем дело с окончательным превращением белорусской системы в неототалитарную.

Власти уничтожают белорусский пассионариев, оппозицию, выдавливая их с политического и даже территориального пространства страны. Также сейчас мы видим давление в отношении прав, которые человеку даются от рождения.

Режим хочет добиться психологической неуверенности людей, и для этого собирается бить по имуществу граждан.

Что касается гражданства, то лишать могут тех людей, которые уехали из страны, чтобы в далекой перспективе они не имели возможности участвовать в политических процессах.

К сожалению, механизмов, которые бы могли предотвратить такие карательные действия, в Беларуси уже нет. Это не правовое действие, а политическое решение. Пока что данные предложения можно рассматривать в контексте подготовки к референдуму.

Власть пытается предусмотреть все негативные последствия от возможного проведения этого мероприятия, несмотря на то, что система вроде задавила все зачатки активности.

Тем не менее, они действуют на опережение, пытаясь расширить психологический прессинг и парализовать любую активность в будущем. Будь то давление на членов избирательной комиссии, или демонстрация позиции во время голосования, такое как фотографирование бюллетеней и высылка их куда-то. Не исключаю, что все такие действия будут считаться экстремизмом.

Если сейчас человек может получить два года «химии» за одно слово в «Одноклассниках», то что тогда говорить о попытках продемонстрировать свой выбор на референдуме. Пытаются из людей выбить мысли даже о пассивном сопротивлении, не говоря уже об уличной активности, в которую сегодня мало кто верит.

Учитывая ту травму, которую в прошлом году получил Лукашенко и вся система, нельзя исключать принятия самых абсурдных законодательных инициатив. Сейчас разговор идет о выживании системы, и они готовы идти на все.

«Филин» поинтересовался у собеседника, есть ли шанс, что после референдума репрессии немного ослабят.

– Возможно, ослабится масштабный террор — массовые задержания, удерживания в тюрьмах, жестокие приговоры, – говорит Павел Усов. – Но не думаю, что власти пойдут в институализированном плане на какие-то изменения — разрешат деятельность НГО, национальных организаций, как это было до 2020 года.

Полного возвращения в «оттепель» уже не будет. Политика репрессий будет функционировать, пока Лукашенко реализовывает свою политику. Вполне возможно, что мы будем существовать в системе мягкого тоталитаризма.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:76)