Виктория Захарова

Правозащитница: «Сегодня ГУБОПиК формально решает, кто полноценный гражданин, а кто недогражданин»

С какой целью силовики продвигают усиление ответственности за экстремизм?

Речь идет о желании ГУБОПиК привлекать белорусов к ответственности за подписку на интернет-ресурсы, которые признаны экстремистскими.

Также продолжают звучать угрозы лишать гражданства, приобретенного любым из способов (в том числе по рождению), а дополнительно конфисковывать имущество.

— Нужно в целом понимать роль ГУБОПиК на сегодня, — отметила правозащитница Наста Лойко в экспресс-комментарии «Салідарнасці», — они создали себе перед Лукашенко репутацию основного органа, который противостоит любому инакомыслию, и формы, в которых они противостоят этому инакомыслию, выбирают сами.

Изменения в законодательстве, которые принимаются в последнее время — во многом как раз инициатива ГУБОПиК, продвигаемая для того, чтобы у них была легальная возможность заниматься репрессивными действиями.

Наста Лойко. Фото 34mag

О том, что предусмотрена ответственность за подписку на телеграм-каналы, которые признаны экстремистскими, управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией давно уже сообщало, как факт, напоминает правозащитница.

— Хотя, например, телеграм-канал МВД сообщал, что ответственность наступает только за хранение и распространение такой информации. Но очевидно, что ГУБОПиК хочет добавить и пункт о подписке — если до того в их зоне контроля были тысячи людей, то, если инициатива будет одобрена законодательно, фактически это будут сотни тысяч.

Мне кажется, они искусственно создают и расширяют себе фронт работы, чтобы контролировать любое проявление инакомыслия.

Конечно, предложенные изменения в законе направлены на то, чтобы запугать людей. Кроме того, лишение гражданства, вне зависимости от способа его приобретения — это очень большой международный вызов. Потому что по многим международным нормативным актам запрещено лишать гражданства, если у людей нет возможности получить другое гражданство.

Беларусь так и не подписала европейскую Конвенцию о недопущении безгражданства, принятую в 2006-м, но в целом есть минимально похожие нормы в других международных актах, значит, нужно выйти и из них, а потом уже вводить у себя такую норму.

Антиэкстремистское законодательство в нашей стране, говорит Наста Лойко, и без того самое репрессивное в мире. Например, больше нигде участие в несанкционированных массовых мероприятиях не называется экстремизмом. Но в Беларуси 2021-го любое высказывание альтернативного мнения, не соответствующего государственной идеологии, и по закону, и на практике может быть приравнено к экстремизму, что абсолютно не совпадает с международным определением экстремизма как насильственного деяния.

— Конечно, так быть не должно, это ограничение права на свободу мнения, — подчеркивает правозащитница. Она опасается, что предлагаемые изменения ГУБОПиК может с легкостью пролоббировать, и соответствующие нормы будут закреплены в законе. Однако оценить, как это будет работать, можно будет лишь на практике.

— Сейчас по их же инициативе появилось понятие «экстремистских формирований». Пока ответственность за участие в них — это единичные случаи, хотя теоретически законодательство уже позволяет привлекать к ответственности сотни тысяч людей. Думаю, что такие изменения принимаются на всякий случай — просто чтобы иметь возможность любого, кто им больше не понравится, произвольно репрессировать.

Вряд ли сразу всех «участников экстремистских формирований» будут лишать гражданства, высылать из страны или делать нечто подобное. Пока это фантазии на тему, как еще можно прессовать, запугивать и выдергивать людей. Посмотрим, как это будет реализовано на практике.

Но сейчас мы живем в условиях, когда ГУБОПиК формально решает, кто полноценный гражданин, а кто, условно говоря, «недогражданин», с кем можно обходиться как угодно. И это больше похоже на классическое понимание разжигания вражды, чем то, что силовики обычно понимают под этим термином.

Полномочия этой структуры с каждым годом увеличиваются, отмечает Наста Лойко, и у правозащитников достаточно давно, как минимум с 2015 года, были вопросы к отделу по борьбе с экстремизмом.

— Нам очень жаль, что эти люди не понимают: они работают за налоги граждан Республики Беларусь, они должны защищать права граждан и их самих, независимо от политических взглядов. Но теперь фокус полностью поменялся, и теперь это — подавить инакомысие любым способом, любыми средствами.

В принципе, очень жаль, что подобные карательные органы существуют, и я очень надеюсь, что рано или поздно у нас будет отменено законодательство о противодействии экстремизму и сам ГУБОПиК будет расформирован. Это то, что, как мне кажется, было бы логичным в правовом демократическом государстве.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:41)