Филин

Виктория Захарова

Витис Юрконис: «Дверь никто не закрывает, но она точно не будет открыта для всех»

Что изменится, если внешние границы Евросоюза закроются для белорусов с «шенгеном».

В ночь на понедельник 19 сентября начал действовать запрет на въезд по шенгенским визам в Литву, Латвию, Эстонию и Польшу для граждан РФ. Пропускать будут только определенный круг лиц, в том числе дипломатов, диссидентов, членов семей граждан ЕС и обладателей ВНЖ и долгосрочных национальных виз стран Шенгена.

Принятое постановление будет действовать как минимум до середины декабря. По словам главы МВД Литвы Агне Билотайте, сейчас обсуждается вопрос о том, будет ли принято аналогичное решение в отношении белорусов.

С одной стороны, подобный шаг в условиях военной агрессии РФ полностью логичен и оправдан — удивляет, разве что, почему решение принято лишь спустя более чем полгода с начала войны в Украине.

С другой — ужесточение визовой политики вызывает у многих беспокойство: не получится ли так, что белорусы, которых власти преследуют по политическим мотивам, окажутся еще более плотно запертыми внутри Беларуси и лишатся возможности экстренно покинуть страну?

Эти вопросы Филин обсудил с политологом и правозащитником, главой литовского офиса Freedom House Витисом Юрконисом.

Витис Юрконис. Фото: J. Stacevičiaus/LRT

— Список персональных санкций в отношении чиновников, пропагандистов, приближенных Кремля, существует давно и над ним постоянно работают, расширяют, — напоминает политолог. — Так что говорить о том, что ранее не было никаких ограничений, было бы неправильно.

Что, мне кажется, ускорило и поспособствовало запрету — реакция на ситуацию, которая очень срезонировала в соцсетях: российская блогерка в Австрии на камеру издевалась над украинками, и это вызвало большое раздражение. Еще было заявление президента Зеленского, который призвал прекратить выдачу туристических виз россиянам — тогда среагировала Финляндия и объявила о запрете, хотя не секрет, что раньше они раздавали визы направо и налево, и половина Петербурга наверняка была с финскими шенгенскими визами.

Тогда случился эффект домино, когда одна за другой балтийские страны начали заявлять о возможном запрете для туристов. Думаю, тут сыграла роль целая совокупность факторов, и в какой-то мере была даже конкуренция заявлений.

Если смотреть по фактам, то, например, Литва ввела визовые ограничения далеко до всех громких заявлений. У нас были ограничения в связи с пандемией, потом было введено чрезвычайное положение в связи с потоком мигрантов с Ближнего Востока через Беларусь, а с начала войны была озвучена позиция и по запрету въезда для туристов.

То есть, фактически у нас ничего особо не поменялось в визовой политике, хотя в связи с публичной риторикой возникает ощущения, что ситуация обострилась.

Витис Юрконис подчеркивает, что в Литве хорошо видят разницу между IT-релокацией, выездами по линии правозащитников и «просто туризмом»:

— Кроме того, нужно понимать, что у нас всегда было разделение по поводу Беларуси и России. У нас общая история, географическая близость, довольно большая общая граница; и мы были первыми, кто в 2020-м выразил солидарность с белорусскими протестующими и наладил гуманитарный коридор.

В плане политической решительности и намерений помогать тем белорусам, кто находится в зоне риска политического преследования — абсолютно ничего не поменялось.

Просто ситуация с туристами из России создала среду, в которой прозвучало очень много громких заявлений и некоторые политики начали конкурировать, кто жестче скажет. Из-за этого и возникла повышенная тревожность, острая реакция почти на каждое такое заявление, мол, все, «железный занавес уже точно закрывается».

Я понимаю: сказывается большая напряженность, психологическая усталость за эти два года. Но мы это видели не раз: в 2020 году, в 2021-м, и понимание, что режим Беларуси не равно граждане Беларуси — оно сохранилось.

Обобщая, можно сказать так: дверь никто не закрывает, но она точно не будет открыта для всех.

— Значит, ужесточение визовой политики не повлияет на работу правозащитников?

— Политическая воля помогать гражданскому обществу как была, так и остается. Есть осознание, что есть люди, которых режим преследует, что репрессии продолжаются, что есть бывшие политзаключенные, которые вышли на свободу — им дверь никто не закрывает.

Поддержка демократической Беларуси сохраняется, говорит Витис Юрконис, зато запрет на въезд по туристическим визам поможет «усилить радар», кто есть кто в Беларуси — чиновников, сотрудников прогосударственных компаний, пропагандистов и идеологов, спортсменов, до сих пор поддерживающим режим Лукашенко, на границах ЕС наверняка коснутся ограничения.

— Я уверен, что будут провокации со стороны как Кремля, так и официального Минска по поводу того, что ограничения якобы не работают. Кто-нибудь въедет, скажем, через Париж или Берлин, сфотографируется у парламента, и это будет использовано для нагнетания внутреннего напряжения.

Наша министр внутренних дел поднимала и этот вопрос, говоря о региональной коалиции, которая старается ужесточить визовый режим для туристов и «транзитников». Чтобы это было действенно, есть намерение продолжать разговор с Брюсселем о том, чтобы подключились и Финляндия и другие скандинавские страны, и в целом весь Евросоюз.

Разговор идет не о тотальном бане, а о том, чтобы улучшить радар, и это было на благо и лидеров демсил, и правозащитников, и журналистов. Если в странах ЕС будет более четкое понимание о том, кто есть кто в России и Беларуси, это пойдет на пользу всем нам.

С начала действия запрета для туристов РФ, обращает внимание политолог, стало понятно, что, во-первых, турпоток значительно уменьшился, во-вторых, алгоритм действий довольно понятен и не вызвал некоего ажиотажа. Но о конкретных планах и сроках принятия такого решения в отношении белорусов говорить пока рано, хотя тем, кто старается быть в «серой зоне» — въезжать в Литву по визам других стран, злоупотреблять помощью под маркой своего участия в демократической борьбе, обходить систему ради мутных схем — уже стоит напрячься.

— Среди тем, которые затронула Агне Билотайте, была нелегальная миграция. По данным МВД Литвы, с августа прошлого года в страну не впустили свыше 15 тысяч нелегальных мигрантов — но, как мы видим из новостей, даже стена на границе не останавливает их. Есть ли у Литвы, на ваш взгляд, эффективные механизмы, чтобы остановить эти атаки и показать белорусскому режиму, что этот номер не пройдет?

— Думаю, 2021 год это уже показал достаточно ясно. Как я понимаю, были ожидания, что можно сломать политическую волю, посеять недовольство в обществе и так далее. Но Литва построила в отчет этот физический барьер, и он укрепляется видеокамерами, чтобы было наблюдение по всему периметру. Планируется установить его до конца года

Это усилит возможности отследить белорусских пограничников, которые помогают обходить или ломать этот барьер — такие действия, как и работа «проводников», будут фиксироваться, и это уголовная статья. Надеемся, повлияет это и на снижение контрабанды.

Попытки подставлять, провоцировать литовское правительство еще будут, я в этом даже не сомневаюсь. Мы видим за последние два года много гибридных атак всякого рода, от дезинформации, кибератак, до использования нелегальной миграции.

И пока в Минске и в Кремле будут авторитарные режимы, к этому нужно быть постоянно готовыми.

На международных площадках важно постоянно говорить про сущность этих режимов, попирающих международные принципы и права человека. Подобные действия, как трансграничные атаки, как ситуация с рейсом Ryanair, должны быть в фокусе внимания структур ООН и ОБСЕ, и на них обязательно должен быть международный ответ.

Есть санкции — думаю, их список еще не исчерпан, так же, как и меры политической изоляции (в Самарканде мы видели поведение Лукашенко, что эта изоляция есть и она действенна, что бы ни говорили в Минске и Москве).

К сожалению, своими действиями, чем дальше, тем больше белорусский режим будет загонять в тупик не только себя, но и своих граждан. Но в этом есть и определенный плюс: Литва еще более четко видит и разделяет, где режим, а где белорусский народ.

Литва всегда открыта для белорусов и россиян, которые занимают честную позицию по отношению к диктатуре, к военным преступникам, — и будет жестко действовать с пособниками режимов.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(14)