Филин

Сергей Василевский

Сивицкий: Существует риск, что Украина и западные союзники могут перенести боевые действия на территорию Беларуси

Как скоро в войне в Украине наступит перелом и что стоит за возобновлением ракетных обстрелов с территории Беларуси — эти и другие вопросы Филин обсудил с директором Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсением Сивицким.

— Как бы вы охарактеризовали текущую ситуацию в Украине? Можно ли говорить о наступлении переломного момента на этом этапе противостояния?

— Мне кажется, что говорить о наступлении переломного момента пока что еще рано. И хотя действительно интенсивность боевых действий значительно снизилась в последнее время после того, как Вооруженные силы Украины начали активно применять дальнобойные артиллерийские системы вооружений по обьектам логистического и военного назначения российских войск на оккупированных территориях, прежде всего, реактивные системы залпового огня РСЗО, дальность поставляемых к ним снарядов ограничена 80 км.

Пока что данные системы и их ограниченное количество не позволяют ВСУ наносить непрерывное огневое поражение на всю глубину боевого построения противника.

Западные гаубицы и самоходные артиллерийские установки калибра 155 мм и 227 мм, дальность снарядов которых составляет 20-40 км, позволяют ВСУ предотвращать сосредоточение  российских войск вдоль линии фронта и эффективно прикрывать развертывание собственных сил, а применение HIMARS — удерживать линию обороны на Донбассе и наносить удары по пунктам управления, складам боеприпасов и топливным базам в тылу ВС РФ.

Однако эта ситуация изменится уже в октябре, когда начнутся первые масштабные поставки вооружений в соответствии с американским законом о ленд-лизе в защиту демократии на Украине от 2022 года.

Судя по всему, к этому времени также будут сняты ограничения на поставки более дальнобойных оперативно-тактических ракетных систем, включая ракеты ATACMS дальностью до 300 км для уже поставленных РСЗО — HIMARS и M270.

Массовое и систематическое применение дальнобойных артиллерийских систем позволит нанести решающее поражение противнику еще на дальних подступах, максимально ослабить его, а затем стремительным ударом сухопутных войск и ударом с воздуха расчленить оборону противника по фронту и глубине и разгромить группировки российских войск, держащих оборону на оккупированных территориях, по частям на южном и восточном операционных направления.

Основания для проведения подобных контрнаступательных операций у ВСУ появится только к 2023 году, когда начнутся поставки систем ПВО-ПРО и истребителей.

— Украинские военные эксперты утверждают, что ВСУ способны вести войну четвертого поколения, действуя дистанционно и не прибегая к лобовым атакам? Так ли это?

— Сейчас оперативная обстановка определяется боевыми действиями, в основе которых лежит так называемая артиллерийская дуэль между российскими и украинскими войсками.

Российские войска пытаются концентрировать мощь огневых средств поражения на узких участках фронта (для ВС РФ), чтобы потом организовывать прорыв обороны ВСУ в этих местах. Украинские войска пытаются своевременно предотвращать подобные действия или с помощью отступления и маневра на запасные позиции, или с помощью ударов дальнобойных систем ствольной и реактивной артиллерии советского и западного образцов в тандеме с беспилотниками для разведки и целеуказания, систем управления огнем, контрбатарейных радаров, а также высокоточных боеприпасов к ним.

Целями для ударов служат скопления живой силы и техники, боевые позиции и инженерные сооружения противника, склады боеприпасов, линии снабжения и инфраструктурные объекты.

С этой точки зрения действительно можно говорить о бесконтактном характере военных действий. На тактическом уровне это позволяет ВСУ избегать прямого участия в них и снижать потери личного состава и военной техники. Ранее украинские военные также активно применяли ударные БПЛА.

Столь эффективное применение ВСУ артиллерийских и других боевых систем обусловлено внедрением в практику концепции сетецентрических войн.

В ее основе лежит оперативная осведомленность в режиме реального времени командного состава от тактического до стратегического звена, а также объединение ударных и разведывательных систем, систем связи и управления войсками в единую информационную сеть или разведывательно-удартные контуры.

При этом часть разведывательной информации в эту сеть поступает в режиме реального времени от западных партнеров. Все это обеспечивает ВСУ так называемое сетецентрическое превосходство на поле боя. А сетецентризм и бесконтактность сегодня выступают главными характеристиками войн нового поколения.

Кроме того, действия ВСУ вписываются в логику современной маневренной войны, как она понимается западными военными аналитиками. Если ранее в ее основе лежало физическое перемещение боевых платформ в физических средах, то сейчас речь идет о маневре огнем, который опирается на данные целеуказания от разведывательных средств и сенсоров.

В системе вооружения акцент смещается с образцов, выполняющих огневые задачи стрельбой прямой наводкой по целям, наблюдаемым с огневой позиции, на образцы, выполняющие огневые задачи стрельбой с закрытых огневых позиций по целям, находящимся вне прямой видимости на загоризонтном удалении.

В этой логике выполнение комплекса задач по преодолению системы обороны противника и поражению его объектов теперь в большей степени возлагается на средства ведения военных действий, нежели на силы.

Поэтому применение ВСУ дальнобойных высокоточных артиллерийских систем, а также ударных БПЛА позволяет вести маневренную войну в новом понимании.

— О чем свидетельствует возобновление массированных ракетных обстрелов с территории Беларуси? Есть ли здесь какие-то менее очевидные причины, чем просто попытка отвлечь внимание от херсонского направления? 

— Из-за постоянных ракетно-бомбовых ударов российских войск по Украине с нашей территории Беларусь оказалась в «ловушке соагрессора». Выход из нее является самой приоритетной задачей в силу сопутствующих экзистенциальных угроз для белорусской государственности и общества.

Одним из скрытых мотивов использования белорусской территории и авиапространства для ракетно-бомбовых ударов заключается в том, чтобы спровоцировать ответный ракетный удар со стороны Украины по белорусской военной инфраструктуре в местах дислокации российских войск.

С точки зрения кремлевских стратегов, такой ответный ракетный удар должен поспособствовать вступлению вооруженных сил Беларуси в прямые военные действия против Украины. Однако на данный момент украинская сторона будет воздерживаться от подобных шагов. Это связано с отсутствием необходимых военных возможностей.

Однако уже к концу этого года — началу 2023-го у Киева могут появиться средства, позволяющие наносить регулярные удары по российским войскам в Беларуси. Существует риск, что уже к этому времени Украина и западные союзники могут перенести боевые действия на территорию Беларуси, по крайней мере в места дислокации российских войск.

Поэтому, чтобы избежать подобного сценария, официальному Минску нужно добиться прекращения использования российскими войсками территории Беларуси для агрессии против Украины и их вывода с территории страны, а также вступить в мирные переговоры с Украиной.

В противном случае конфликт выйдет за пределы Украины, а Россия не сможет оказать никакой военной поддержки (как это было в случае с Арменией во время Второй Карабахской войны осенью 2020 года) в условиях противодействия не только Украины, но и западных союзников, которые активно готовятся к тому, что уже в 2023-м российско-украинский конфликт эволюционирует до уровня региональной войны на территории между Балтийским и Черным морями.

Именно по этой причине НАТО приняло решение увеличить в более чем семь раз численность Сил быстрого реагирования с 40 до 300 тысяч военнослужащих, а Польша собирается создать самую большую сухопутную армию в Европе.

Есть и символический, и геополитический аспект. Использование российскими войсками территории Беларуси для агрессии против Украины очевидным образом нарушает Конституцию нашей страны, а также двусторонние белорусско-российские соглашения, регулирующие деятельность и применение Региональной группировки войск.

Таким образом Кремль пренебрегает позицией Минска и ставит под вопрос суверенитет и независимость Беларуси, превращая нашу страну в источник угроз для европейской безопасности и потенциальную цель для ударов со стороны Украины и ее союзников.

Приведение военно-политических реалий в соответствие с Конституцией страны может позволить избежать подобного драматического сценария. Для этого необходима не только демонстрация сильной суверенной политической воли, но и консолидация белорусского общества и власти на основе антивоенного консенсуса, а также мобилизация международной поддержки.

Одной из ее форм может стать совместная белорусско-ООНовская  миротворческая миссия на основе резолюции специальной чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Ее мандат может быть направлен на восстановление положения Конституции Беларуси, исключающего агрессию с нашей территории против других стран, а также установления режима, препятствующего использованию белорусской территории и авиапространства для ударов по Украине.

Государствами-донорами миротворцев могут стать давние партнеры Беларуси, имеющие серьезный вес на международной арене и выступающие за скорейшее окончание конфликта (а выход Беларуси из войны является необходимым шагом на этом пути) и готовые активно способствовать восстановлению мира в регионе — например, Китай, Турция и др.

В развертывании этой миссии находится ключ к гарантиям безопасности со стороны международного сообщества, исключающего распространение конфликта на Беларусь, а также к смягчению и снятию ряда санкций, введенных западными странами из-за российской агрессии против Украины.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.4(33)