Филин

Сергей Василевский

Магда: Российская группировка на Херсонщине испытывает панические настроения

Директор украинского Института мировой политики Евгений Магда рассказал Филину о шансах Бориса Джонсона возглавить НАТО, об атаке на Антоновский мост в Херсоне и о текущем положении Беларуси на фоне войны в Украине.

— После появления новости о том, что Борис Джонсон может возглавить НАТО, в украинских телеграм-каналам появились шутки: мол, британский друг украинского народа наведет порядок в Альянсе.

Если серьезно, есть ли у него шансы стать генеральным секретарем? И насколько на этом посту важна личность руководителя?

— На мой взгляд, шансы Бориса Джонсона стать генсеком НАТО невысоки. По той простой причине, что НАТО ориентируется на избрание главным менеджером своей организации представителей небольших государств. А Великобритания не только постоянный член Совета безопасности ООН, но и страна с ядерным арсеналом.

Поэтому я думаю, что Джонсон все же менее вероятный кандидат, чем бывший президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович или Даля Грибаускайте, которая была президентом Литвы. Которые также являются фаворитками в украинском обществе, просто о них немножко позабыли.

Думаю, персоналии на этом посту не имеют столь принципиального значения. Все же НАТО необходимо реформировать. Альянс выглядит не всегда однородным в защите собственных принципов, но об этом должны говорить, прежде всего, его страны-участницы.

Ракетный удар по Антоновскому мосту — это демонстрация сегодняшних возможностей ВСУ или же сигнал о том, что операция по освобождению Херсона началась?

— Как вы понимаете, объявлять о том, что началось освобождение Херсонщины, в медиа и телеграм-каналах никто не будет. Оно на сегодня и так постепенно происходит. Но мы часто мыслим категориями Второй мировой войны. Хотя на этот раз украинско-российская война идет по качественно другим правилам и поэтому нужны качественно иные подходы.

Я бы сказал так: ВСУ показали, что они отрезали значительную часть оккупированной территории от ранее оккупированного, еще в 2014 году, Крыма. Российская группировка на Херсонщине испытывает в первую очередь панические настроения. А то, что ей придется в случае эвакуации оставить значительную часть военной техники — это абсолютная реальность.

Российские пропагандисты, конечно же, будут рассказывать о том, что их доблестные ПВО продолжают сбивать ракеты HIMARS, хотя это совсем не так. Каждый, кто видел сегодня фотографии Антоновского моста, понимает, что это не так.

— После атаки на мост в украинских телеграм-каналах стали появляться сообщения о вылете российской авиации с белорусских аэродромов. В конце марта в интервью «Салідарнасці» вы высказали мнение о том, что Путину важнее использовать Беларусь в качестве плацдарма, тыловой базы. Изменилась ли ситуация спустя месяцы войны?

— Ситуация кардинально не изменилась. В Беларуси, как известно, Конституция предполагает, что страна не может стать территорией, с которой начинается агрессия. Хотелось бы, чтобы об этом помнил сам господин Лукашенко, который в последнее время дает интервью и комментарии исключительно в контексте российской пропаганды.

Но дело в том, что Путину действительно выгодно, чтобы Беларусь была в максимально подвешенном состоянии. Понятно, что Беларусь под управлением Лукашенко — это союзница Кремля, но степень союзнических отношений остается все же разной. Поэтому Путин в этом вопросе будет максимально маневрировать.

Ему нужна реальная большая победа над Украиной, а вхождение в войну белорусских войск вряд ли способно эту победу сразу обеспечить.

Поэтому сегодняшняя ситуация будет и дальше сохраняться. Еще и по той причине, что Лукашенко опасается сценария, когда участие белорусских военных в войне закончится тем, что они повернут оружие против него самого.

Кроме того, он будет менее защищен и ситуация может стать не менее турбулентной, чем в августе и осенью 2020 года.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(38)