«Никто так не врет, как охотники после охоты, политики перед выборами и диктаторы, ведущие агрессивную войну»

Аналитик медиа-центра «Одесская политическая платформа» — о союзе двух диктаторов.

​— В 3 часа ночи 22 июня 1941 года советско-германскую границу пересек эшелон с нефтью, марганцем и зерном. Это был последний в этом году эшелон между союзными государствами с общей границей, одно из которых вело большую войну, — пишет Юрий Христензен.

На Германию, в которой действовала карточная система, приходилось 40% всего советского экспорта и 75% экспорта нефтепродуктов. Поставки из СССР обеспечивали вермахт топливом, продовольствием и сырьем для стволов и брони.

В планах Москвы было продолжить сотрудничество. В архиве секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева сохранился документ, датированный 3 июня 1941 года. В нем Политбюро разрешало экспорт в Германию тысяч тонн стратегических металлов.

Но потом что-то пошло не так.

19 августа 1939 года, за две недели до начала Второй мировой войны, Сталин выступил на собрании руководства Коминтерна. Позже французское агентство Гавас (ныне Франс Пресс) без указания источника опубликовало основные тезисы доклада:

«Мы убеждены, что, если мы заключим договор с Францией и Великобританией, то Германия будет вынуждена отказаться от Польши. Если мы примем предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она нападёт на Польшу.

Для нас очевидно, что Польша будет разгромлена. В этом случае Германия передаст нам часть Польши, предоставит полную свободу действий в трёх прибалтийских странах и не будет препятствовать возвращению России Бессарабии.

Всё это в том случае, если Германия выйдет победительницей из войны. Поэтому наша цель заключается в том, чтобы Германия как можно дольше смогла вести войну, чтобы изнурённые Англия и Франция были не в состоянии разгромить Германию.

Наша позиция: оставаясь нейтральными, мы помогаем Германии экономически, обеспечивая её сырьём и продовольствием. В то же время мы должны вести активную коммунистическую пропаганду, особенно в странах англо-французского блока.

Если Германия победит, она выйдет из войны слишком истощённой, чтобы воевать с нами в ближайшие десять лет. Её основной заботой будет наблюдение за побеждёнными Англией и Францией, чтобы воспрепятствовать их подъёму.

Товарищи… я изложил вам свои соображения. В ваших интересах, чтобы война разразилась между рейхом и англо-французским блоком. Для нас очень важно, чтобы эта война длилась как можно дольше, чтобы обе стороны истощили свои силы».

Через два дня в газете «Правда» вышел ответ Сталина под заголовком «О лживом сообщении агентства Гавас»:

«Это сообщение агентства Гавас представляет вранье. Но как бы ни врали господа из агентства Гавас, они не могут отрицать того, что:

а) Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну;

б) После открытия военных действий Германия обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями, а Советский Союз открыто поддержал мирные предложения Германии;

в) Правящие круги Франции и Англии грубо отклонили как мирные предложения Германии, так и попытки Советского Союза добиться скорейшего окончания войны.

Таковы факты».

Историки спорят об источниках сообщения агентства Гавас. Но одно мы сегодня знаем точно. Приписываемые Сталину тезисы удивительно верно описывают наблюдаемое поведение СССР. А опровержение Сталина содержит ложь и ничего кроме лжи.

Никто так не врет, как охотники после охоты, политики перед выборами и диктаторы, ведущие агрессивную войну. Их уверения в дружбе и миролюбии не стоят выеденного гроша. Их обвинения жертвы лживы и предназначены оправдать военную агрессию.

В декабре 1939 года советские союзники — Гитлер и Риббентроп — поздравили Сталина с 60-летием. В ответ со страниц газеты «Правда» Сталин написал про «дружбу между народами, скрепленную кровью».

Про дружбу было ложью. Про кровь — нет.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(22)