Штурмовик полка Калиновского: «Для российских контрактников и мобиков война – возможность выйти из-за черты бедности»

Штурмовик полка Калиновского Алексей «Дэн» Ковальчук – о взглядах российских военнопленных и отношении к смерти на войне.

В прошлом Алексей Ковальчук работал в Минске барменом и инструктором по сноубордингу, затем перебрался в Украину. В момент начала полномасштабной войны он находился в Буковеле с группой беларусских туристов. Довезя их до границы с Польшей, Ковальчук вернулся, чтобы пойти добровольцем на фронт – причем штурмовиком.

В интервью каналу Жизнь-малина он среди прочего рассказал об общении с российскими военнопленными.

В первый период войны многие из них рассказывали, что ехали на учения и пытались сделать из себя жертву обстоятельств, которую обманули. Но затем все чаще стали встречаться россияне, которые открыто заявляли, что ехали в Украину «убивать нацистов», т.к. несут угрозу для их родины.

Штурмовик полка Калиновского также отметил:

– Для российских контрактников и мобиков участие в войне – возможность выйти из-за черты бедности. Еще недавно они сидели с полторашкой пива у подъезда и наплевывали перед собой озеро. Для них двушка баксов (в месяц – С.) – космическая сумма. Через полгода ты можешь купить машину.

По словам Ковальчука, многие едут на войну не по идеологическим причинам, а просто, чтобы «мочить укропов»:

– Им все равно – нацисты не нацисты. Им платят две тысячи баксов в месяц, и они едут в другую страну убивать других людей. Каменный век какой-то.

Что касается добровольцев и мобилизованных в рядах ВСУ, то штурмовик отметил: «Теперь люди подостыли. Никто не хочет быть пулеметчиком, все хотят быть в штабе начальником принтера».

Ковальчук рассказал, что накануне интервью узнал о смерти своего побратима, также беларуса: «Человека нет, а непрочитанные сообщения от него висят в телеграме».

– С течением войны смерть становится более естественной. Когда человек не от старости, а умирает в бою, для тебя это становится естественным положением вещей. Вот, человек был и, вот, человека не стало. Ты с ним вчера пил чай, и вы общались о каких-то прекрасных вещах, смотрели на донбасское звездное небо и мечтали о будущем, а, вот, его кишки расплескало по посадке, – сказал штурмовик полка Калиновского.

Ковальчук также отметил:

– Когда ты видишь 200-х, своих погибших побратимов, ты чувствуешь утрату, потерю, безвозвратность, какую-то тоску по своим 200-м. Но все-таки это люди в военной форме, это люди, которые воюют войну. Это все равно, как бы то ни было, более естественно.

Но, когда ты видишь 200-х и тяжелых 300-х мирных, вот это разрыв всего. Очень тяжело оставаться в здоровой психике и с трезвым холодным умом, когда видишь погибших женщин, детей, мирняк.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(33)

Читайте еще

Война, 28 февраля. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады» со стороны Молдовы. Количество дезертиров в российской армии выросло в 10 раз

Война, 27 февраля. ВСУ уничтожили еще один российский Су-34. Что понял Макрон. «Трусливая шпана из подворотни нападает только на слабых»

Война, 26 февраля. Российский дрон следил за кортежем главы МИД Германии. Зеленский подписал закон о демобилизации срочников. Подбили первый американский танк Abrams

Пастухов: «Ни одна из целей Кремля, ради которых он начинал эту войну, не достигнута»

Война, 25 февраля. Людмила «Мальва» Менюк: «Это я неправду сказала? Или кто-то затягивает?» Сколько РФ потеряла убитыми – новое исследование. Сикорский ответил Небензе

Война, 24 февраля. По всей Европе прошли антивоенные акции. Мировые политики приехали в Киев. Зеленский записал обращение в Гостомеле. Громкая операция ГУР и СБУ Липецке