Николай Михалевич

Политолог: Лукашенко и без изменения Конституции может позволить России провести «тихую оккупацию»

Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов – об увольнении топ-силовиков, ожидании весенних протестов и работе Конституционной комиссии.

Начала работу Конституционная комиссия. Как оцениваете это событие?

– Я пока склоняюсь к мысли, что процесс, связанный с проведением конституционной реформы, не будет иметь существенных практических последствий: не будет способствовать демократизации страны и разрешению политического кризиса.

Лукашенко неоднократно заявлял, что изменение Конституции не будет касаться транзита власти. И не говорил, что реформа приведет к его уходу из власти.

Работа созданной Конституционной комиссии, в том числе по причине нахождения там таких одиозных персон как Шпаковский и Воскресенский и отсутствия оппозиции, будет носить формальный и манипулятивный характер.

Дойдет ли дело до референдума?

– Внесение системных изменений в Конституцию требует проведения референдума, другие изменения могут быть проведены через парламент.

Вопрос, пойдет ли Лукашенко на то, чтобы прописать в новой Конституции системные изменения. Достоверных данных нет, но звучали догадки, что одним из требований Москвы могло быть изменение избирательной и парламентской системы, увеличение роли политических партий в жизни страны.

Кроме того, были разговоры со стороны Лукашенко о придании Всебелорусскому народному собранию статуса конституционного органа. В таком случае, наверное, должен быть полностью устранен пост президента и введена должность председателя президиума ВНС.

Но такие системные изменения только усложнят положение дел для Лукашенко, приведут к дезориентации номенклатуры. Поэтому мне кажется, что на такие шаги правитель не пойдет.  

Еще один момент: проведение референдума будет стрессом для системы с учетом того, что политический кризис никуда не денется к началу следующего года. Поэтому, на мой взгляд, Лукашенко будет затягивать этот процесс на несколько лет и в результате он может закончиться вообще ничем.

Изменилась и позиция России. Возможно, прежние требования и ожидания Кремля снимаются с повестки дня. После встречи Путина и Лукашенко в Сочи в феврале не было сделано никаких заявлений о трансформации белорусской политической системы.

Чем дольше Лукашенко остается у власти, тем сложнее Москве что-то требовать от него.

Скорее всего, Кремль в сегодняшних условиях может ограничиться требованиями насчет стратегических военных уступок. Одним из показателей этого может быть подписание «Программы стратегического партнерства между министерствами обороны Республики Беларусь и Российской Федерации» впервые сроком на 5 лет.

Ее полное содержание неизвестно, но она может включать появление российских военных объектов на территории Беларуси. Что фактически будет тихой оккупацией со стороны России.

Если Россия реализует эти планы, то менять политическую систему в Беларуси ей по большому счету нет смысла: стратегический контроль плавно перейдет в политический.

– Почему Лукашенко сменил всех топ-силовиков? Последними «пустил под нож», как он выражается, главу СК Носкевича и старшего сына, работавшего помощником по национальной безопасности.

– Одной из причин может быть психологическое состояние Лукашенко. Силовики, которых он сменил, были свидетелями его слабости, растерянности и политического банкротства в период августовских событий. Даже можно допустить, что он умолял их о спасении.

На данный момент Лукашенко не сменил только министра обороны Хренина. Начальник Генштаба Вольфович стал госсекретарем Совета безопасности. Возможно, военные не присутствовали в те моменты эмоциональных заявлений Лукашенко, поэтому правитель оставляет их у власти.

Лукашенко решил убрать из своего окружения и ключевых позиций тех людей, в чьих руках в определенный момент находились его жизнь и политическая судьба, и которые помнят об этом.

– Из недавних слов правителя можно сделать вывод, что увольнение старшего сына вряд ли было связано с попыткой вывести НОК из-под санкций: МОК намекал, что Виктора не признают президентом НОК.

Одним из возможных объяснений его отставки с поста помощника по национальной безопасности может быть то, что определенные силы могли в кризисный момент предлагать Виктору взять политическую инициативу в свои руки.

Понятно, что он на такие самостоятельные действия не способен, но тем не менее статус и контроль Виктора над силовыми структурами делали его частью приемлемого, компромиссного варианта отстранения Лукашенко от власти. В таком случае старший сын мог стать руководителем на переходной период.

Даже если такого предложения не было, можно допустить, что подобный сценарий сложился в голове Лукашенко. Он мог считать, что в период августовских событий фигура Виктора Лукашенко могла быть принята как компромиссная всеми сторонами конфликта, в том числе силовиками.

Это объяснений необычное, но оно встраивается в логику и мировоззрение Лукашенко. Сейчас он хочет иметь в своем окружении пассивных, несамостоятельных фигур, которые не обладают политическим влиянием даже внутри номенклатуры.

– Глава КГБ Иван Тертель заявил, что 25-27 марта будут предприняты «попытки дестабилизации» ситуации в стране. С другой стороны руководитель популярных телеграм-каналов Роман Протасевич сказал, что ближайший период будет ключевым: если люди начнут новую волну протестов, то все может закончиться уже в этом году.

– Чтобы люди массово вышли на улицу, к этому нужно тщательно и интенсивно готовиться. Политические силы должны выступать с призывами единым голосом и иметь серьезный план действий для тех, кто выйдет на улицу. Но я не вижу соответствующей и достаточной подготовки.

Кроме того, в последние месяцы из-за жестких и показательных репрессий уличная протестная активность спала и готовность людей выходить на улицы сейчас находится на довольно низком уровне.

Пока есть просто ожидания того, что люди должны выйти. Но я считаю их необоснованными. Тем более считаю необоснованными ожидания того, что люди выйдут и существование режима на этом закончится. Мы уже видели, что сам по себе выход на улицу результатов не приносит.

Режим не падет даже если выйдут 200-300 тысяч человек. Для этого нужна стратегия и ясный план действий: уличные протесты должны подкрепляться и другими шагами.

А призывать людей выходить, не имея четкого плана действий – безответственно. В Минск будут стянуты все имеющиеся в наличие силы.

Да, наверное, будут выходы во дворы, на улицы, но не думаю, что в ближайшее время состоится общенациональное действие, которое сломит сопротивление режима.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:76)