Наталья Дулина: «Со мной были девочки, которые просидели по 60 суток, их перезадерживали четыре раза»

Преподаватель — откровенно об аресте, условиях в СИЗО и «карусели».

Бывшая преподаватель МГЛУ Наталья Дулина четыре раза подвергалась административным арестам за свою гражданскую позицию. Недавно она освободилась после 15 суток и откровенно рассказала об условиях содержания в белорусских СИЗО.

— В связи с последним арестом у меня даже возникли ассоциации по поводу Чернобаевки, потому что прошло всего 40 дней, как я вышла после предыдущего ареста, и меня опять задержали. Бьют все время в одну точку, — сказала Наталья в эфире канала О*П-ТВ. — Первый раз, когда меня задержали в 2020 году, я отделалась легким испугом, то есть предупреждением.

Затем меня задержали за участие в Общенациональной забастовке. С тех пор у меня прошло несколько обысков. А вот 28 февраля 2022 года меня задержали за антивоенный митинг, которого, к сожалению, не было. Они сработали на опережение. 

Последний раз было совершенно дурацкое задержание, абсолютно непонятное. 25 апреля в понедельник ко мне домой пришли два скромных работника РОВД и пригласили проехать с ними.

Когда они, посмотрев на кошачьи лотки, спросили, есть ли кому присмотреть за котикам, я поняла, что это будет не профилактическая беседа. То есть они сразу приехали с четкой целью меня забрать, но причину придумали потом.

Сначала они еще не знали, что должны у меня найти, спрашивали про символику. Понятно, что у меня ничего нет после предыдущих обысков.

А когда мы оказались в отделе, они стали копаться в моем телефоне. Ужасно, что у нас уже является нормальным и никого не удивляет тот факт, что телефон — это личная вещь. Его забирают, невзирая ни на какие правила.

Все плавно перешло к подпискам. Меня «уличили» в подписках на «экстремистские каналы». Я возразила, что подписка не является преступлением. Мне сказали, что я ошибаюсь. Согласно ст. 19.11 КоАП, наказывается изготовление, распространение и хранение информации. Я попыталась объяснить, следуя определенной логике, что подписка и хранение — это не одно и то же, но у меня ничего не получилось.

На суде я снова объяснила, в чем чисто техническая разница между этими понятиями, но это тоже ничего не изменило. В итоге меня все-таки обвинили в «хранении» и дали 15 суток.

Наталья сделала вывод, что в белорусской системе содержания задержанных ничего не меняется, несмотря на многочисленные жалобы.

— С марта на Окрестина принципиально не изменилось ничего. В этот раз я сидела в двухместной камере, где нас было 12 человек. Мы спали на полу и каждый вечер каким-то образом пытались отрепетировать, кто где будет ложиться, и каким-то образом размещались.

Когда кого-то переводили из нашей камеры, сразу же добавляли другого человека. Не было ни одной прогулки. Взять в камеру гигиенические средства, которые у меня были с собой, не разрешили. Соответственно, там не было ничего — ни пасты, ни салфеток, ни остального.

Единственное, что стало просто бонусом в этот раз — открытая форточка. В прошлый раз я «сидела» при закрытых окнах, и это было ужасно. А в этот раз повезло конкретно нашей камере.  

Гигиенические средства, которые у кого-то чудом сохранились, приходилось тщательно прятать перед каждым «шмоном». Я не могу рассказать, как нам это удавалось. Но в определенный момент пришла новая смена, и они из камеры выгребли абсолютно все, вплоть до хлеба, который остался после завтрака, — вспоминает преподаватель.

Она также рассказала, что на несколько дней ее перевели в могилевскую тюрьму, где у «политических» отбирают верхнюю одежду, затем их содержат в холодной камере без воды, по нескольку раз в день подвергая проверкам с раздеванием догола. При этом любое передвижение осуществляется в наручниках.

— И вишенка на торте — с 6 утра до 10 вечера работает радио, которое невозможно отключить. И там, естественно, целый день повторяют речи Лукашенко.

Самый неприятный тренд последнего времени — это «карусель», когда ты отбыл свой срок, выходишь, а тебя встречают с новым протоколом и перезадерживают.

Причем в новом протоколе, как правило, указано, что ты оказывал неповиновение. Какое неповиновение, если ты все время находился в камере! Со мной были девочки, которые просидели уже по 60 суток, их перезадерживали по четыре раза.

Кстати, когда я вышла из СИЗО в марте, то написала жалобу в прокуратуру, в которой обозначила, что происходит с задержанным на Окрестина, какие правила нарушаются. Потому что в правилах указано, что у каждого задержанного должно быть спальное место, гигиенические принадлежности и т.д.

Когда я вышла сейчас, мне пришел ответ из ЦИП, где было сказано, что по моему обращению была проведена проверка и никаких нарушений обнаружено не было. И вот как на это реагировать? — недоумевает Наталья.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.1(17)

Читайте еще