Филин

Ирина Морозова

Марголин: «Перед нами нечастое проявление здравого смысла»

Почему Беларусь смягчила продуктовое эмбарго. И реакция на предложение официального Минска в ООН.

Заместитель постпреда Беларуси при ООН Павел Евсеенко на заседании комиссии по народонаселению и развитию настоятельно призвал к прекращению агрессивной санкционной политики. В характерной для белорусской дипломатии манере: одновременно назвав санкции «верхом цинизма» и заявив при этом о готовности к продолжению конструктивного диалога.

Примечательно, что параллельно Совмин Беларуси смягчил введенное ранее продуктовое эмбарго и разрешил ввозить и продавать из «недружественных» западных стран некоторые овощи и фрукты: яблоки, груши, сладкий перец, кабачки, баклажаны, салат.

Чем продиктованы эти явно вынужденные меры и есть ли между ними взаимосвязь? Об этом Филин расспросил экономиста и члена политсовета Объединенной гражданской партии Льва Марголина.

Лев Марголин, фото Белгазета

— Как всегда, это своего рода передергивание фактов и попытка подмены понятий, — говорит экономист. — Оказывается, угроза продовольственной безопасности — это не военные действия в Украине и не попытка сорвать посевную кампанию в Украине (а мы помним, что Украина является крупным поставщиком на мировой рынок и пшеницы, и кукурузы, и семян подсолнечника), а санкции.

Санкции, по идее, не должны помешать РФ вырастить свой урожай. А если внутренняя продовольственная безопасность страны зависит от международного рынка — тогда это совсем никуда не годится. И нужно было десять раз подумать, прежде чем начинать так называемую «спецоперацию».

Думаю, что Россия сама не решилась поднимать этот вопрос, поэтому он прозвучал со стороны Беларуси.

— Может ли это быть очень завуалированным, в своем стиле, но предложением диалога — мы не можем «простить» «недружественные» страны, но готовы отменить ограничительные меры, заботясь и о белорусах, и о торговле со странами-соседками?

— На мой взгляд, это все же явления разного порядка. Одно дело — выступление в ООН с такими глобальными проблемами и совсем другое — отмена эмбарго на ввод импортных продуктов.

В первом случае — это все же попытка поднять каким-то образом вопрос санкций. Может быть, удастся часть из них отменить, может, не удастся, но, как говорят, попытка не пытка.

А вот то, что касается внутреннего рынка — немножко другое, здесь речь идет как раз о заботе о собственной продовольственной безопасности. Власть же видит, что ряд продуктов становится просто недоступным для населения и, наверное, боится, что это вызовет определенное недовольство, а потому старается его упредить.

По мнению экономиста, введенные белорусскими властями контрсанкции практически ничего не дали, помимо морального удовлетворения:

— Но и моральное удовлетворение могут испытывать в данном случае только представители власти, народу это все абсолютно ни к чему. Когда Россия вводила свои контрсанкции, она хоть пыталась аргументировать тем, что это позволит каким-то образом стимулировать собственное сельское хозяйство.

А для Беларуси контрсанкции — ни к селу, ни к городу, и кроме повышения цен на определенные фрукты, овощи, они больше ни к чему не привели. Так что в смягчении контрсанкций мы видим нечастое проявление здравого смысла.

Что будет с продовольственной безопасностью Беларуси дальше и могут ли власти вовсе отменить эмбарго спустя оговоренные полгода или, наоборот, продлить и расширить сферу действия запретов?

— В таких странах, как Беларусь или Россия, даже ничего не надо никому объяснять: захотели — ввели, захотели — отменили. Это чисто произвольный момент, который ни с кем не надо согласовывать и не надо объяснять, — резюмирует экономист.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(32)