Лошак: «Правда на моей стороне, потому что я против войны»

Автор документального фильма «Разрыв связи», который рассказывает о семьях, расколотых противоположным мнением о войне-спецоперации, делится своей точкой зрения о z-патриотах, пытается их понять и не щадит тех, кто их такими сделал.

– Я, как журналист, стараюсь разговаривать с максимально широкой аудиторией. И, к сожалению, чем дальше, тем хуже это получается, – говорит с иронией журналист Андрей Лошак в эфире ютуб-канала «Популярная политика».

Частично и об этом говорится в моем фильме – о том, что люди существуют в разных информационных пузырях, и они как будто друг друга не слышат, не могут прорваться через эти пузыри.

Очень хочется иногда плюнуть на все, но для меня важно пытаться достучаться до тех людей, которые проводят вечер вместе с Владимиром Соловьевым, а не просто проклинать их, называть орками или «зомбоками».

То, что фильм вышел именно сейчас, на четвертый месяц войны, когда все постепенно стали о ней забывать, Лошак считает своей удачей:

– На самом деле, хорошо, что фильм вышел не на второй месяц, а именно  сейчас, когда это все стало затухать. Я видел комментарии в стиле «спасибо, что напомнили эти чувства внутреннего разрыва и отчаяния, в которое все мы были погружены».

И, действительно, делая время от времени что-то убедительное про войну, мы должны об этом напоминать. Потому что наступает привыкание, и происходит нормализация того, что вообще никогда не должно быть нормальным. И надо выводить людей из этого состояния. Люди такие твари, что они приспосабливаются ко всему.

Но все-таки иногда надо говорить о том, что, пока идет война, давайте не будем к ней привыкать. Потому что, если война станет нормой, тогда с нами вообще можно делать, что угодно. Просто пачками отправлять туда, начинать новые войны и так далее, – уверен Лошак.

– Что касается тех, кто за войну, или, «зешники», – долго пытается подобрать правильное слово журналист, – то мне кажется очень важным показать, что вообще-то это нормальные люди, обыватели, наши родственники, друзья. Это огромная часть наших сограждан, соседей, сослуживцев. Мы с ними живем, и это все не маньяки-потрошители.

И они не хотят, на самом деле, чтобы люди погибали. Просто они не готовы принять эту правду. И мне кажется, в фильме это чувствуется. Вот это удивление, мол, да они же нормальные люди, почему они не слышат и не видят? Вот такой сложился парадокс. Такая вот черная магия, которую надо разрушать. Но, если вы спросите меня как ее разрушить, то я не знаю.

Автор фильма уверен, что сама структура и идея «Разрыва связи» работает на то, чтобы каким-то образом понять точку зрения россиян сторонников войны:

– Мы видим людей, которые страдают, которым свойственны человеческие чувства и эмоции. Они переживают за своих детей. Испытывают нормальные материнские чувства – чувство горечи от утраты любви и взаимопонимания с любимым человеком. То есть, с одной стороны, мы видим, что это эмоционально здоровые люди и у них вроде бы нормальные реакции, – полагает журналист.

Но, когда ты начинаешь с ними говорить о войне, ты видишь совершенно сломанную логику, разрыв причинно-следственных связей, какие-то чудовищные оправдания, которые они придумывают на ходу, лишь бы не признать свою неправоту.

– И мне кажется это интересным миксом, – продолжает Лошак. – То есть, ты видишь, что это живые люди с нормальными человеческими реакциями. С другой стороны, они стоят на этой, совершенно людоедской позиции, что Россия во всем права, мы освобождаем, мы денацифицируем, мы защищаемся, нападая.

И не хотят тебя услышать, и просто ты наталкиваешься на какую-то стену, потому что всегда найдется Соловьев, который знает, как им все объяснить. Такой вот сложился в обществе парадокс, про который нужно будет писать многоумные книги образованным людям.

Этот парадок, сложившийся в русском обществе, Андрей Лошак иногда называет метким словом «рашизм», за которое ему часто достается от противоположного лагеря:

– Мне нравится это слово. Я его вполне для себя принял, хотя многие обижаются. Мне кажется, что это правильный термин, который будет в будущем описывать ментальный парадокс, который сложился в России. Описывать эту сумму мировоззрений и взглядов, – спокойно объясняет Лошак.

Я не боюсь прослыть русофобом, я считаю, что всех тех, кто ведет z-паблики в телеграме и всех пропагандистов с телевидения, просто надо надолго сажать в тюрьму за разжигание. А после того, как они оттуда выйдут, они не должны приближаться к масс-медиа никогда.

– Кроме того, в фильме я не ставлю себя выше тех, кто за войну. Это, на самом деле, мне помогает, – немного раскрывает внутреннюю кухню «Разрыва связи» журналист. – Я не чувствую себя умнее или образованнее этих людей или в чем-то лучше. Но, мне кажется, что я, в данной ситуации, просто вижу картину шире и у меня нет ее искривления. Возможно, мне так только кажется.

Хотя, если исходить из общих, гуманистических, общечеловеческих понятий, то правда на моей стороне, – уверен Лошак, – потому что я просто против войны. И это железобетонный аргумент.

Нельзя убивать людей. Нельзя защищаясь нападать. Это превышение самообороны. Нельзя бить первым. Есть такая фраза в фильме, как «милосердие должно быть беспощадным».

Заблуждение, что так можно делать, лежит в основе этого карточного домика, этой суммы взглядов под названием рашизм. Мол, бить надо первым. Если бы мы не напали, они бы напали. Откуда взялось это сослагательное наклонение?

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(24)

Читайте еще