Образование без границ

Марина Михайлова

Лев Львовский: «Моих знаний по прикладной математике вначале едва хватало, чтобы вообще понимать, о чем идет речь в домашних заданиях»

«Салідарнасць» продолжает расспрашивать бывших и теперешних студентов об их опыте учебы в учебных заведениях за пределами Беларуси — Европе, Азии, США. В новом выпуске спецпроекта Образование без границ узнаем у доктора экономических наук, академического директора BEROC Льва Львовского, что значит— получить степень PhD в США.

— Что было самым сложным в поступлении? Наверное, оценить свои шансы и понять вообще, куда двигаться. Когда я учился, у знакомых и друзей не было какого-то опыта, так что для меня поступление в США было сродни прыжку вверх.

Поскольку оценить свой уровень объективно было невозможно, Лев применил оригинальную методику: раскрыл список университетов и решил поступать в каждый 5-й, отбросив только самую верхнюю и престижную пятерку.

Университет Айовы (University of Iowa) — старейший университет одноименного штата, отсчитывает свою историю с 1847 года. Кстати, это учебное заведение одним из первых признало равные права на образование мужчин и женщин, а еще первым в мире начало телевещание образовательной программы.

В его составе 11 колледжей и школ, от стоматологического до инженерного и бизнес-колледжа. В академическом рейтинге университетов мира занимает позицию в диапазоне 201-300 места.

— Подача документов, в отличие от всего остального, платная, и поскольку много денег у меня не было, выбрал 6-7 университетов. Айова в списке была тридцатой, — вспоминает собеседник. — Приглашение я получил из трех университетов, но в двух других стипендия назначалась со второго года обучения, а в университете Айовы — сразу с первого, так что на нем и остановился.

Тут, кстати, есть любопытный момент: подача документов на программу PhD (продвинутая аспирантская степень, поступать на нее можно после окончания магистратуры или бакалавриата — С.) платная, сбор за одну заявку стоит около $100, а помимо этого, нужно оплатить еще сдачу экзаменов — например, тесты GRE или GMAT, языковые экзамены TOEFL или IELTS.

Также нужно собрать рекомендательные письма, составить мотивационное эссе, почему вы хотите учиться именно здесь — словом, важно рассчитать время, чтобы успеть собрать все нужные документы, как правило, до конца декабря, иногда до марта.

Пять первых исторических корпусов университета. Эта и все последующие фото: из архива Льва Львовского

А вот само обучение в докторантуре в США чаще всего бесплатное, более того, с назначением стипендии.

— Когда вы становитесь докторантом, вы начинаете также работать на университет. Что-то преподавать или проверять экзамены за профессорами, — добавляет Лев Львовский. — И выплачиваемой за это зарплаты хватает, чтобы покрыть стоимость вашего обучения, плюс еще дают стипендию, которой хватает на скромную жизнь.

Хотя бывает, что университеты принимают на докторантуру вначале больше людей, чем предусмотрено программой, а потом часть тех, чьего уровня знаний недостаточно, отсеивают — в этом случае в первый год стипендии аспирантам не назначают, люди учатся за свои деньги.

Какой вариант лучше — первый год проучиться платно или сразу стремиться на стипендию — каждый выбирает сам, но в моем случае не было таких средств, чтобы год учиться платно, так что я рискнул.

«Никто не заинтересован, чтобы вы стали дворником»

По словам Льва Львовского, в США поступить проще, чем в европейские университеты:

— В Америке много университетов из топ-100, и при этом требования у них близкие друг к другу, так что примерно с одним и тем же набором документов вы можете подаваться в разные учебные заведения.

Сама учеба по программе PhD длится в среднем 5 лет, как написано на сайтах университетов — но в экономике, на самом деле, стандарт уже переместился на 6 лет, а в некоторых случаях и 7.

Дело не в том, что университет заставляет вас оставаться на более долгое время, а в том, что, выпускаясь, вы будете влиять на рейтинг университета своим трудоустройством. И если вы не успели подготовить хороших статей, чтобы найти престижное место работы, это невыгодно ни вам, ни университету — никто не заинтересован, чтобы вы стали, условно, дворником. Поэтому бывает, что дают время дописать необходимые статьи.

Полученная в американском университете степень — магистра, бакалавра или PhD — существенно влияет на шансы выпускника на рынке труда. Но приходится напрячься, а если даже спустя годы выяснится, что студент сжульничал, намеренно искажал факты в научных работах или отметился плагиатом, степень могут и отозвать.

— Первые два года у вас лекции не по выбору, а по основным дисциплинам: для экономики это микро-, макроэкономика, математика и эконометрика, — описывает структуру программы Лев Львовский. — Потом — квалификационный экзамен, в нашей системе эквивалентный кандидатскому минимуму.

Но если у нас это скорее формальность, то в США этот экзамен очень важен и очень сложен. Большинство людей вылетает с программы PhD именно на этом этапе, бывает, что не сдает половина или даже две трети. В этом случае вы получаете диплом магистра, — и это не просто утешительная компенсация, а свидетельство определенного уровня знаний. Вы не воспринимаетесь как неудачник, которого выгнали, магистерский диплом сильно повышает ваш статус.

После уже начинается непосредственно научная деятельность: вы начинаете писать статьи, выбираете научных руководителей из состава своих профессоров, определяетесь с общей тематикой исследований.

К пятому-шестому году учебы желательно уже иметь три статьи публикационного качества (то есть, их можно опубликовать в теории — на практике большая часть докторантов не успевает этого сделать за время учебы, процесс очень долгий).

Когда ваши профессора признают эти статьи достаточно качественными для того, чтобы вы могли найти хорошую работу — вы готовы к выпуску. И защита диссертации перед комиссией — это уже действительно формальность, можно сказать, проверяют, хорошо ли вы выглядите в костюме, — улыбается Лев Львовский.

Перед выпускным в университетской парадной форме докторнатов

При этом рынок труда для экономистов централизованный: все свои статьи и информацию о себе выпускники размещают на едином сайте, там же работодатели размещают свои вакансии.

На первом этапе можно податься на множество вакансий, второй раунд — короткое интервью, третий — непосредственная встреча с потенциальными коллегами в университете, банке или исследовательском центре, после чего обладатель PhD по экономике решает окончательно, где будет работать.

«В США очень серьезно относятся к нарушению этики, за списывание могут отчислить»

Говоря об особенностях обучения на PhD, собеседник «Салiдарнасцi» отмечает: программа очень насыщенная и сложная.

— У меня был математический бэкграунд, и я рассчитывал, что на экономике будет относительно легко — но это оказалось абсолютно не так. Уровень требуемых и преподаваемых знаний очень высок, и с нашим, даже хорошим, бакалавриатом ты не будешь на голову выше всех. Моих знаний по прикладной математике вначале едва хватало, чтобы вообще понимать, о чем идет речь в домашних заданиях.

Но это справедливо для всех, поэтому практически все время или большую его часть люди тратят на учебу — иначе не провалиться практически невозможно.

Для меня это было, честно говоря, открытием — красный диплом бакалавриата я получил, тратя не слишком много времени. Здесь же никакой подработки или излишка свободного времени нет.

Еще одна особенность — командная работа: часто люди учатся и делают домашние задания группами. Так гораздо эффективнее, потому что в одиночку никто не успеет все понять и сделать все домашнее задание, а работая вместе, соученики учат друг друга, кто-то понял, как решается первая задача, в другом случае помог brainstorm.

Просто списать — можно, конечно, но если ты ничего не понял, можешь провалиться на экзамене.

Также значимое отличие — в этике. В США очень серьезно относятся к ее нарушению, к списыванию (это касается обычно не докторантов, а студентов).

Есть даже внутренняя мини-судебная система, и если есть серьезные доказательства, или два аспиранта видели, что студент списал на экзамене — его легко выгонят без права поступать в любой другой университет на 5 лет, или на десять, или навсегда. Но есть и право оправдаться перед коллегией присяжных из студентов и преподавателей.

Хотя люди все равно при этом списывают — я сам ловил среди своих студентов нескольких любителей, особенно почему-то китайцы плохо понимают, что находятся в другой академической культуре. Впрочем, возможно, тем же самым занимались бы и беларусы или россияне, просто в моей группе студентов их не было.

«Есть традиция в неделю Хэллоуина читать лекции в костюмах»

Скачать готовую работу из интернета и рассчитывать на успех также не получится, добавляет Лев Львовский, потому что финальная оценка за знания чаще всего комплексная, она состоит из баллов за экзамен, за посещаемость лекций, за участие в случайных квизах, и т.д.

«Айова — город-университет»

Студентам университет, как правило, предоставляет общежитие, докторанты занимаются этим вопросом сами — зато бюрократические вопросы, оформление бумаг на них не висит.

— Скидок и льгот для студентов в Айове нет, потому что это, по сути, город-университет, — рассказывает Лев Львовский. — Из 120 тысяч населения 70 тысяч — студенты, педагоги и сотрудники университета. 15 августа — огромный день переезда, когда со съемных квартир съезжают одни люди и заселяются другие, чуть ли не полгорода переезжает.

«Papajohn business building — собственно, наш колледж»

Зато по этой причине инфраструктура очень хорошо налажена именно под студентов. Есть, например, специальный университетский банк, рассчитанный на студентов и профессоров: условно, могут запросить статус профессора в университете и выдать более льготный кредит на квартиру.

Что касается дороговизны, беларусские мерки тут, конечно, неприменимы. У меня была стипендия в районе $1300 в месяц, этого хватало и на съем жилья, и на еду, и на два перелета через Атлантику в год, и на скромную машину.

Надо сказать, в США машины обычно очень дешевые, вы можете купить 15-летний автомобиль, и он будет нормально ездить.

Учеба, повторюсь, была очень насыщенная и занимала большую часть времени — но, конечно, и жизнь всегда пробивается, тем более, студенческий город, все время есть какая-то активность.

Раз в неделю, например, у нас было принято ходить с профессорами и другими аспирантами в бар, то есть, были возможности неформального общения. Были, конечно, и «звездные» преподаватели, которые держали дистанцию со студентами, а были и очень приветливые, открытые, кто-то мог устраивать домашние вечеринки.

«Немало экономистов идет в госорганы или в бизнес»

— Была ли полезна учеба в США? Безусловно. И как багаж знаний, и как некое расширение мозга — до докторантуры я бы никогда не подумал, что в мою голову можно столько всего запихнуть. Конечно, учиться непросто и тяжело, но полученный багаж знаний очень ценен, к тому же, востребован на рынке труда.

Посудите сами, куда идут экономисты после PhD. Одно из направлений — академическое, быть профессором, преподавать. Довольно большое количество специалистов идет в госорганы, в частности, госорганы США — центральные банки, Федеральная резервная система, Институт сбора данных о населении.

А еще немало экономистов в последнее время идут в бизнес, не только в банки, но и в компании типа Microsoft, Apple, Amazon.

И для будущего Беларуси, надеюсь, это образование также пригодится.

Вообще, я надеюсь, что будущее Беларуси такое же, как и у других цивилизованных стран — в нормальном росте и развитии, а не постоянном поиске какого-то третьего пути за счет качества жизни и жизней беларусов.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(32)