Когда прилетит «черный лебедь» в путинскую Россию?

На этот вопрос в эфире Радио Свобода попытались ответить российский политик Владимир Милов и профессор Свободного университета Елена Лукьянова.

Геннадий Гудков:

— Никто не знает. Любая новость может оказаться «черным лебедем». И вообще, «черный лебедь» — это эмоции. Вернее, это плохая новость, но народ выйдет на эмоциях. Я вспоминаю случай с Иваном Голуновым.

До него подбрасывали наркотики, после него подбрасывали наркотики, а тогда я просто почувствовал, что, наверное, тысяч 100 москвичей, жителей Подмосковья готовы не только выйти на улицы несанкционированно, но и идти в зарубу с полицией. И даже власть это почувствовала — она тут же его отпустила.

Невозможно объяснить и понять, что вызовет эмоции, которые выведут сотни тысяч людей на улицы, никто не знает.

В 11-м году это было зрелище ужасных выборов, фальсификаций, вбросов и подтасовок, а больше эмоций придала этим протестам рокировка «Путин — Медведев». Народ обиделся. И эта сильная эмоция обязательно сыграет решающую роль.

Кто слышал до событий в Кондопоге, до драки в каком-то кафе об этом поселке? Никто. А как всколыхнулась вся Россия. Эмоция, негатив, агрессия многих тысяч, а может быть, десятков тысяч людей, которые уже двигались к Кондопоге, готова была выплеснуться.

Мы не знаем, что станет триггером массового выхода людей, когда они скажут Путину и его режиму: «Хватит! Мы не будем больше терпеть». Это может быть совершенно пустяковая вещь, о которой никто даже не может подумать.

 Это необязательно должен быть Чернобыль, какая-то катастрофа, несчастье. Это может быть что-то, что переполнит эмоциональную чашу терпения. И какой будет «черный лебедь», какая новость вызовет эту эмоцию, — даже Господу Богу, я думаю, это неизвестно.

Елена Лукьянова:

— Мы никогда не знаем, откуда прилетит «черный лебедь», что будет триггером для того, чтобы произошли какие-то события, которые породят неуправляемые волновые процессы. Мы можем оценивать только устойчивость или неустойчивость системы для таких явлений. Это колосс на глиняных ногах.

Я утверждаю, что это не такая сильная система, какой она хочет казаться и какой она себя пытается показать миру. Триггером сегодня может быть абсолютно что угодно.

Может быть, неудачное назначение в регионе или в группе регионов, климат, погода, вирус, техногенная катастрофа. Сильная институциональная система, где есть разделение властей, баланс ветвей, контроль одной ветви власти над другой, может такие вещи пережить. Система, построенная так, как в России, может рухнуть одномоментно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:43)