Кац: «В понедельник на трибуне мавзолея будет стоять главнокомандующий не победоносной, а гибнущей армии»

Почему сейчас речь о том, как Кремль проиграет.

— Сегодня люди во всем мире гадают о планах Кремля. Что они собираются дальше делать: объявлять мобилизацию, наступать из Приднестровья, бросать ядерную бомбу, затягивать в активные боевые действия Лукашенко, каким будет следующий шаг? Ведь громко анонсированная битва за Донбасс, мягко говоря, не вышла, — рассуждает российский публицист Максим Кац на своем канале. — Нового шага ждут все, понимая, что время работает на Украину, пока агрессор невосполнимо теряет ресурсы.

Если следующего шага не будет, то в обозримой перспективе российские силы ослабнут, а украинские усилятся достаточно до контрнаступления, которое приведет к военному поражению путинской армии.

Сейчас в отличие от того, что было в феврале или марте, речь уже не идет о том, сможет ли Путин захватить Киев и поставить марионеточный режим. Речь идет о том, как именно он проиграет, сумев сохранить лицо и оставив себе хоть какие-то трофеи из числа чужих земель, или его войска будут выброшены со всей украинской территории, включая Крым. 

Аналитик пришел к выводу, что о планах российского правителя никому не известно не потому, что их тщательно скрывают, а потому что их просто нет.

— Он (Путин) оказался в совершенно новой ситуации, которой никогда еще не было. Его режим всегда держался на массовой пропаганде, цензуре и точечных репрессиях. Это очень эффективный механизм, чтобы отучить людей от любой активности, чтобы разорвать связь между государством и обществом, чтобы значимое большинство не интересовалось итогами выборов, не ходило на митинги, а с меньшинством разберется Росгвардия.

Его режим держался на пассивности, цинизме и неучастии. И теперь вот этому большинству, которому сознательно вбивали идею «моя хата с краю», нужно продать массовую отправку на фронт и массовые смерти непонятно за что. Но сделать это невозможно.

Запуганные Росгвардией люди вряд ли пойдут на митинги и будут активно сопротивляться тому, что происходит, но что будет точно — это массовый саботаж.

Когда планы есть, то все видимые события будут идти в какой-то логической последовательности. Когда мы видим череду экспромтов — сунулись туда, сунулись сюда, в понедельник заявили одно, в среду — противоположное, — это не хитрый план, а отсутствие плана.

Для того, чтобы у вас появился план, у вас должна быть понятная и, что еще более важно, осуществимая цель. Если вы совершаете массу разноплановых действий, то, в лучшем случае, окажетесь там же, где и были, в точке возле нуля, но, скорее всего, понесете массу ущерба. Что на наших глазах и происходит. Вот такой вот управленческий гений Владимира Путина, — делает вывод Кац.

Он также анализирует действия украинской стороны:

— С другой стороны есть Украина.

Цели и задачи ее руководства однозначны и ясны с 24 февраля: выбить оккупанта со своей территории. Эта цель понятна гражданам, которые ее абсолютно поддерживают. Эта цель ясна войскам и военно-политическому руководству страны.

Нет никакой двусмысленности и диких словесных конструкций, значение которых загадочно для самих авторов, никаких «операций по денацификации». Враг пришел на нашу землю и должен уйти, понеся максимальные потери.  

Когда план есть, он виден. Эта разница выливается в результат. Армия, у которой есть цель, ее достигает. Армия, у которой цели нет, бессмысленно мечется по местности, неся потери людей, оружия и техники.

Ничего из того, что произошло, ни Путин, ни его генералы представить себе не могли. Если бы кто-то из них мог вообразить такое, то никакой войны просто бы не было. Никто добровольно не загоняет себя в ситуацию, выхода из которой нет ни вперед, ни назад: выиграть невозможно, отступить немыслимо.

Случилось то, чего не могло быть: российское наступление разбилось об украинскую оборону. И уже в понедельник на трибуне мавзолея будет стоять главнокомандующий не победоносной, а гибнущей армии, который оказался перед острой нуждой в мобилизации, но политически не может ее себе позволить.

Поэтому не стоит удивляться каким-то хаотичным, взаимно противоречивым действиям и заявлениям. Тот самый план, который пытается угадать весь мир, ожидаемые авторы этого плана сами рады бы угадать.

Пожилая автократия внезапно обнаружила себя в настоящей войне, к чему она не готова. Напоминаю, что в российском руководстве военных нет совсем, армия в России не политический субъект, а социальная норма у нас — «косить» от армии, а не бежать в нее добровольцем.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(40)