Филин

Виктория Захарова

Историк Смиловицкий: «Никогда больше» в Беларуси работает, а в России — нет»

Накануне 9 мая рассуждаем, уместны ли в принципе военные парады, когда прямо здесь и сейчас идет новая война? Какую память о Великой Отечественной необходимо беречь?

Об этом и не только в интервью «Филину» рассказал израильский историк, доктор наук Леонид Смиловицкий.

Из личного архива. Работа над книгой

— 9 мая 1945 года, парад в честь победы над нацистской Германией — когда-то это была сакральная дата. Поскольку все пережили войну, то всем было понятно, никому не нужно было объяснять, для чего это и зачем. В таком, с одной стороны, знаке памяти, а с другой, демонстрации единства, очень нуждалось и государство, и сами люди.

Звучало обещание не забывать и, если надо, повторить — этот тезис Путин сейчас взял на вооружение. Но с годами содержание выхолостилось. Почему? Ветеранов стало меньше, они естественным образом уходят. Как мой папа (1925 года рождения) — он участник войны, в 17 лет пошел на фронт, и сейчас ему было бы почти сто лет.

Тема парадов, говорит ученый, со временем приобрела совершенно иное содержание. Леонид Смиловицкий приводит красноречивый факт: на параде в Москве 9 мая никогда не было руководства ни Франции, ни Англии, ни США, которые не признавали аннексию стран Балтии в 1939-40 годах и отказывались приезжать.

— Единственным исключением стал Дуайт Эйзенхауэр, который был в августе 1945-го на параде физкультурников в Москве на Красной площади и стоял на трибуне мавзолея рядом со Сталиным. Но в то время он занимал должность Верховного главнокомандующего Объединенных Вооруженных сил союзников в Европе.

Что изменилось в последние годы? На парад в 2018 году приезжали премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньягу и президент Сербии, с которой у России сложились особые отношения в связи с войной в Югославии в 1991-2001 гг.

В 2020 году, сославшись на борьбу с коронавирусом, Нетаньягу приезжать отказался. Тогда парад перенесли на 24 июня, а на трибуне почетных гостей стояли президенты Абхазии, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Сербии, Таджикистана, Узбекистана, Южной Осетии, член руководства Боснии и Герцеговины от сербов Милорад Додик.

Через год в Москве из иностранных гостей был только президент Таджикистана.

Нынче Дмитрий Песков сделал заявление, что никого из иностранных гостей не приглашают: «не юбилейная дата» и «это наш святой праздник для всех россиян».

— Понятно, что это всего лишь красивые отговорки, — считает историк. — Добавлю еще маленькую, но интересную деталь: председатель Организации освобождения Палестины Махмуд Аббас сначала объявил, что он приедет к 9 мая в Москву, а потом, посмотрев, какая реакция в мире на все происходящее с Украиной, сказал, что передумал.

Собеседник «Филина» рассказывает, как относятся к этой теме в Израиле. По инициативе репатриантов из СССР и СНГ, День Победы отмечают в согласии с советской традицией — 9 мая. В этот день в каждом городе проходят шествия с оркестром, с участием мэров, школьников и ветеранов, надевающих ордена, а в мемориале Яд Вашем в Иерусалиме, перед памятником евреям-воинам и партизанам Второй мировой войны проводится церемония с участием ветеранов войны, повстанцев гетто и лагерей, еврейских партизан и подпольщиков, а также иностранных послов.

— В армиях стран антигитлеровской коалиции сражались 1,5 миллиона евреев, из них полмиллиона — в рядах Красной Армии, и еще 550 тысяч евреев — в вооруженных силах США.

Более 250 тысяч солдат-евреев погибли на фронтах Второй мировой войны (из них 200 тыс. евреев были красноармейцами), а более 200 тысяч еврейских воинов были награждены орденами и медалями за проявленную ими воинскую доблесть.

Можно долго перечислять статистику — я хочу показать, что Израилю есть, чем гордиться. В 2000 году Кнессет принял закон о статусе ветеранов Второй мировой войны, установил права и льготы, доплаты для них, и так далее.

Вообще, к парадам в Израиле относятся, я бы сказал, без фанатизма. Есть один парад в году — в мае, ко Дню Независимости: без пушек, ракет и так далее. В небе пролетает только эскадрилья самых совершенных боевых самолетов.

Более того, в Израиле нет строевой подготовки в общепринятом понимании «русского человека». Ей занимаются по минимуму — при встрече здесь не отдают честь старшему по званию и не подшивают подворотничков, а тренируются, учатся воевать.

Кроме того, многие годы существует обязательное правило, по которому солдаты боевых частей срочной службы (юноши и девушки) обязаны носить с собой свое личное оружие, даже когда в конце недели они едут домой с военной базы (автомат и три рожка с патронами).

На пляже можно запросто увидеть девушку бикини и с автоматом за плечами — это значит, солдатка пошла отдыхать.

Другими словами, государство настолько доверяет собственному народу, армии, что не прячет от него оружие. В отличие от Путина, который не проводит всеобщую мобилизацию, думаю, во многом потому, что боится дать людям оружие.

Накануне, как во всех остальных странах, в Израиле пройдут только гражданские шествия и праздничный концерт. И это такой же символичный знак, как недавний отказ администрации Бухенвальда и Освенцима пригласить официальных представителей России и Беларуси на День памяти жертв Холокоста, приуроченную к освобождению Освенцима. Вместо них позвали представителей гражданского общества.

Леонид Смиловицкий вспоминает, что работая над своей новой книгой «Евреи в Красной армии. Переписка между фронтом и тылом», он читал многочисленные письма евреев-красноармейцев об отношении к гражданскому населению в Германии. Все с нетерпением ждали часа расплаты с мучителями и убийцами своих родных и близких.

Но одно дело враг, с которым они встречались в бою с оружием в руках, а другое дело – их семьи, беззащитные и разоренные войной люди.

21 января 1945 года командующий 2-м Белорусским фронтом маршал Рокоссовский издал приказ № 006, требовавший «направить чувство ненависти людей на истребление врага на поле боя», карающий за мародерство, насилие, грабежи, бессмысленные поджоги и разрушения.

27 января приказ аналогичного содержания подписал командующий 1-м Украинским фронтом маршал Конев. 29 января приказ маршала Жукова запрещал красноармейцам «притеснять немецкое население, грабить квартиры и сжигать дома».

20 апреля 1945-го была принята соответствующая директива Ставки Верховного Главнокомандования о поведении советских войск в Германии. Разного рода «чрезвычайные происшествия и аморальные явления» в частях наступающей Красной Армии фиксировались и пресекались.

В первые месяцы 1945 года военные трибуналы осудили за преступления против гражданского населения противника 4148 советских офицеров и большое количество рядовых. Несколько показательных судебных процессов по делу военнослужащих, допустивших насилие над мирным населением, завершились вынесением виновным смертных приговоров.

Многие солдаты и офицеры сами решительно боролись с грабежами и унижениями мирных жителей. В целом ожидавшаяся волна насилия на территории Германии была значительно уменьшена, а затем и сведена до минимума.

— То есть в 1945-м люди в Москве думали, что будет потом. Этой позиции мы не наблюдаем сейчас, когда Кремль игнорирует военные преступление и армии все дозволено. Значит, контроль потерян, никто не думает о последствиях и сжигают за собой мосты. Это признак деградации общества, ведь армия — слепок общества, страны в целом.

Прошлое тем легче героизировать, чем глубже в историю оно уходит. Но, несмотря на общие подходы пропагандистов, отношение к Великой Отечественной войне в Беларуси и России отличается, выражаясь в установках «Больше никогда» и «Можем повторить». Историк видит здесь очень простое объяснение:

— Беларусь, как страны Балтии, Молдова и большая часть Украины были заняты врагом и находились под оккупацией врага несколько лет. Беларусь – больше других, ее захватили уже к 1 сентября 1941 года и на оккупированной территории оказалось почти 9 млн чел. Пострадали все.

А в России 90% территории не было под оккупацией, и у них нет такого трагического личного опыта на генетическом уровне. В этом разница, и поэтому лозунг «Никогда больше» в Беларуси работает, а в России — нет. Кроме того, мы уже говорили об отсутствии у белорусов имперской идеологии, ее нет и быть не может.

— И все же, как быть с тем, что действия Путина поддерживает, судя по опросам, большинство россиян?

— Во-первых, точных данных нет: в России отрубили все сторонние источники информации, запугали кого только могли, а потом спрашивают о поддержке Путина. Это ненаучно и неправдоподобно.

Во-вторых, даже среди тех, кто искренне верит, включается механизм защиты памяти. Люди в России всегда считали, что они находятся на стороне добра. А теперь им говорят: вы — страна-агрессор, вы нарушаете международные обязательства, вы такие и сякие. Кто же согласится, что он сволочь?! Они и верят, мол, это не мы, на нас напали, нам не дают нормально жить, или даже «кому-то надо поссорить славян между собой».

Покаяние неизбежно. И то, что мы наблюдаем — конец этой эпохи, когда можно было терроризировать человечество.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(33)