Война

Ирина Дрозд

Евгения Тюленева: «Тех, кто остался, не пугают ни воздушные тревоги, ни обстрелы, ни отключения электричества. Никакой паники нигде не замечала»

Белоруска, переехавшая в Одессу, рассказывает, чем живет военный город, про блэкаут и взаимопомощь. И бездомных котиков, которым можно все.

Евгения Тюленева. Фото Катерины Красницкой

С белорусской моделью плюс-сайз Евгенией Тюленевой мы общались последний раз в первые дни войны, когда она вместе с другими одесситами выехала в Молдову.

Сказать «бежала» в отношении Евгении не совсем правильно. С самого начала она хотела вернуться в Одессу, где прожила более полугода, чтобы получить вид на жительство и «быть чем-то полезной». Как раз для ВНЖ и требовалось временно выехать.

Одесса в первые дни войны. Фото Катерины Красницкой

Однако, как известно, обратно в Украину белорусов практически не впускают, из-за чего некоторые не стали рисковать, в итоге вынуждены были платить штрафы за превышение сроков пребывания и все равно получали отказ в ВНЖ.

Евгении, тем не менее, удалось и вернуться, и стать по-настоящему полезной. О том, как это было и, вообще, как живет Одесса в военное время, белоруска рассказала «Салідарнасці».

«На 15 этаж пешком — хорошая физическая нагрузка»

Первый вечер блэкаута, когда отключили свет во всем городе. Огромные пробки образовались из-за неработающих светофоров. Фото из личного архива героини

С момента начала массовых обстрелов объектов гражданской инфраструктуры жизнь практически во всех городах Украины зависит от графика подачи электричества.

— Печаль в том, что эти графики вводят, они выдерживают буквально один день, а потом начинаются экстренные отключения, и ты не знаешь, когда включат, когда выключат, — делится собеседница. — Соответственно, как только дают свет, ты стараешься не терять ни минуты.

Стало нормальным, например, отменить куда-то запись, просто звонишь и говоришь: мне дали свет — и все всё понимают.

Поскольку я живу в 25-этажном доме на 15 этаже, у меня вместе со светом пропадает и вода. Плюс, в моей квартире электроплита, поэтому я вообще ничего не могла без света, пока не купила походную газовую горелку. Теперь хотя бы варю кофе.

Зато, из интересного наблюдения, подмеченного не только мной,  для того, чтобы все переделать по дому, оказывается, хватает всего полтора часа.

У нас было и трое суток практически без света. Его давали буквально на час-полтора в день. И за это время ты успеваешь все, что надо: помыться, приготовить еду, убрать и даже дважды постирать на короткой стирке. Помню, раньше на это мог уйти целый день.

Поэтому когда свет стали давать уже на три часа, ты делаешь все за два, а потом час сидишь и не знаешь, как еще этот свет использовать.    

Одесса, ноябрь 2022 года

Евгения говорит, что в редкие дни, когда соблюдается график веерных отключений, электричество дают по схеме — через 4 часа — на столько же. При этом ночью включение может продлиться и дольше, так как нагрузки меньше.

— В связи с этим многие скорректировали свой график, чтобы не зависеть от дневных включений, и перенесли стирки и какие-то другие дела на ночь.

Удивительно то, что есть дома, в которых свет не выключают вообще, потому что они запитаны вместе с важными объектами инфраструктуры, например, больницами. Вот у меня электричество отключают постоянно, при этом вокруг светится много домов. Правда, в основном все они малоэтажные.  

Проблему с продуктами из холодильника, который давно разморозился, Евгения решила при помощи балкона. В Одессе зима еще не наступила, но и ноябрьского холода хватает.

— Когда нет воды, неудобно мыть собаку после прогулки, поливая из бутылок. Выгуливать стараюсь сразу, как только дают свет. Но поскольку у меня щенок и двух прогулок ему недостаточно,  минимум два раза спускаемся и пешком. Но это же хорошая физическая нагрузка! — не унывает Евгения.

— А в лифте застрять не боитесь?

— Тут вообще бояться чего-либо перестаешь, не то, что застрять в лифте. Но конкретно в моем доме после отключения света на несколько минут включается генератор для того, чтобы лифт успел доехать и люди вышли.  

Правда, я все равно недавно чуть не попалась. Вышла с собакой в 6 утра, пока гуляли, свет выключили, а генератор включился. От него сохраняется и свет в подъезде, вот я и не поняла и уже вызвала лифт. Хорошо, предупредили соседи.

Такие генераторы есть не во всех домах, и там действительно  застревают. Как правило, в таких лифтах есть все необходимое:  стулья, вода, печеньки и даже корвалол с валидолом.

Несмотря на происходящее, люди, как могут, помогают друг другу. Небольшие магазины и кафе ставят генераторы, туда можно прийти и зарядить телефон, и разогреть еду в микроволновке, и даже голову помыть некоторым удается.

У нас в чате белорусов те, у кого есть свет, всегда приглашают гостей «на горячий чай» и поработать, если нужно. Проблема в том, что без света нет интернета и мобильная связь работает хуже.

«Приходит мужчина и говорит: «Жену с сыном я похоронил, мы приехали с дочкой».

Возвращаясь к началу войны, собеседница «Салiдарнасцi» рассказывает, как смогла вернуться в Украину.  

— Еще в Кишиневе я начала сотрудничать с одним благотворительным фондом. Дело в том, что у меня в Одессе был тренер по плаванию, который в начале войны сразу ушел в морскую пехоту ВСУ.

Мы с ним продолжали общаться, и он сказал, что им на фронте очень нужны генераторы, а также каски, бронежилеты. В начале войны поставки всего этого еще не были настолько хорошо отлажены.   

Я списалась с земляками из разных стран, мы тогда не знали, где приобретают военное обмундирование, а вот генераторы продавались везде. Одна наша белоруска со своими друзьями из Нидерландов очень быстро собрали деньги и закупили сразу 20 штук. Однако их следовало еще отвезти в Украину так, чтобы не пришлось растаможивать.

Белорусско-нидерландская команда, которая закупила генераторы и даже довезла их до Румынии

И я начала искать организации, которые уже наладили доставку помощи. Так и вышла на фонд, в котором осталась работать после переезда в Одессу. Этот фонд помог мне вернуться, они писали письмо в пограничную службу и просили за меня. Поэтому обратно я въезжала уже как волонтер, по конкретным основаниям.

Более того, юристы фонда помогли мне правильно обратиться в миграционную службу, после чего мне выдали временный вид на жительство, хотя, если честно, я не надеялась, так как многие белорусы получали отказы, и уже даже собирала вещи, думая, что и мне придется уезжать, — говорит Евгения. 

Волонтерский штаб фонда «Одесса как она есть»: украинцы оделись в БЧБ в честь белорусской коллеги

Несколько месяцев собеседница вместе с другими волонтерами помогала беженцам из разных городов:

— К нам ехали из Мариуполя, Северодонецка, и особенно из Херсона и Николаева. У всех, потерявших дом, есть что-то общее: они обычно не плачут и смотрят очень обреченно, потеряно. Практически каждый лишился родных, близких, соседей, друзей.

Когда видишь этих людей, даже не зная их историй, слезы невольно наворачиваются на глаза. Особенно страшные рассказы были у мариупольцев, они ехали к нам с марта по май.

Допустим, приходит мужчина с девочкой и говорит: «Жену с сыном я похоронил, мы приехали с дочкой». Судя по тому, что они рассказывают, на всех оккупированных территориях происходило то же, что и в Буче.

Сейчас едет много беженцев из Херсона, и они также рассказывают и об изнасилованиях, и о мародерстве. Эвакуация из Херсона прерывалась на несколько месяцев после того, как расстреляли колонну выезжающих. У нас тогда ранили водителя, а водителя другого фонда убили. Во время оккупации от тех, кто все-таки прорывался, можно было услышать примерно такое: «Мы смогли проехать, а всю семью знакомых расстреляли».

Тем, кто не едет за границу и остается в Одессе, мы, в первую очередь, предоставляем место, где они могут жить. Благо, у нас  курортный город, и здесь много гостиниц, хостелов, домов отдыха.

Им отдали и социальный фонд — общежития. И сами одесситы очень участливые. Многие имеют квартиры для сдачи и селят в них  нуждающихся за символическую цену либо только за коммуналку.

Более того, арендодатели по всему городу сбросили цены. Допустим, хозяева моей квартиры снизили для меня оплату в долларовом эквиваленте в два раза.

По сравнению с другими городами, в Одессе цены на аренду квартир упали больше, чем в Киеве, и даже в Харькове, не говоря уже о Западной Украине, — отмечает Евгения.

Про большое сердце одесситов

Евгения, продолжая рассказывать о военных буднях города, с особой любовью говорит о его жителях:

— Одесситы — очень отзывчивые во всем. Вот разрушили водопровод Николаева. Там линия фронта, починить невозможно, бурили заново скважины, по сути, строили новую систему водоснабжения.

Все это время, почти два месяца, соседний город оставался даже без технической воды. И все одесские волонтеры, просто горожане грузили фуры, автобусы и везли воду в Николаев. Там останавливаешься в любом месте и за пять минут все раздаешь.

Одесситы каждый день приносили воду волонтерам для Николаева

Мы понимаем, что России нужна Одесса, а Николаев принял удар на себя, остановил наступление и, к сожалению, расплачивался за это. Сейчас уже Николаев может вздохнуть более-менее спокойно, фронт отодвинулся в Херсонскую область.

Наш город — прифронтовой, сюда везут раненых. Когда начиналось контрнаступление на Херсон, давали объявления о том, что нужна кровь. Стояли огромные очереди желающих сдать.

Сейчас очередей нет, просто составляются списки, любой может оставить свои данные, и в случае необходимости с ним свяжутся. Из этого я делаю свой субъективный вывод, что раненых стало меньше.

Говоря о большом сердце одесситов, нельзя не сказать о животных. К ним здесь совершенно особое отношение. Количество бездомных котов и собак, в том числе породистых, после массового отъезда людей увеличилось.  

Многие их подбирают, чтобы вылечить, стерилизовать, чипировать, сделать документы, а потом найти хозяев. Я тоже подобрала уже второго песика. И когда гуляю с ним в парке, от других собачников только и слышу, когда и которое по счету животное взяли они.

Вот такого красавца подобрала героиня

Мое волонтерство стало плавно перетекать в сферу животных, потому что людьми все-таки занимается очень большое количество организаций. Пристроить животных в Украине нелегко даже при том, что многие берут сразу по несколько. Поэтому сейчас мы пытаемся искать хозяев, в том числе и в других странах.

Но, надо сказать, Одесса очень любит всех четвероногих, коты здесь вообще «священные коровы». Когда-то их перевезли из Турции, чтобы спасти город и зерно, которое из него везут, от крыс.

А крыс здесь действительно много. И котики справляются с возложенной на них миссией, так что нормально увидеть кота, который бежит с крыской во рту. За это им можно все.

Одесситы по всему городу кормят бездомных животных
Уличная собачка зашла в кафе поспать в тепле

Почти в каждом магазине, кафе, любом другом заведении живет свой кот. Также уличный кот или собачка запросто может зайти куда угодно, в то же кафе, и даже лечь в кресло — и его никто не выгонит, а, наоборот, накормят, напоят и загладят.

У нас в штабе был свой кот Вася, мы его так и называли — «главный волонтер». В ветклинике, куда я вожу собачку, живут шесть котов.

«Главный волонтер» Вася встречает беженцев

С собакой здесь можно зайти в любой магазин, аптеку. Чтоб вы понимали, люди с собаками приходят даже на работу! Допустим, продавец в магазин может прийти с собачкой, и та будет лежать и ждать его весь день.

Все животные на улицах спокойные, охотно идут к человеку, не боятся, потому что их не гоняют, а очень любят. Согласно государственной программе, их стерилизуют, вакцинируют и выпускают на улицу, а не усыпляют, как в Беларуси.

У многих одесситов, кроме домашних, есть и свой уличный друг. В каждом «одесском дворике», это такие дома-колодцы, сразу несколько «своих» котов, за которыми ухаживают.  

Еда для животных есть в Одессе везде, и, конечно, на пляже
Такие домики для котов можно увидеть во многих одесских дворах

Котики откликаются на имена, их знают все жильцы и над каждым распределяют шефство. У меня тоже, когда я жила в таком дворике, был свой кот. Причем их часто хотят забрать домой, но те не идут, потому что они прекрасно себя чувствуют хозяевами двора, — говорит собеседница.

«Люди живут вопреки всему»

— В связи с тем, что в городе очень изменились условия жизни, не думали ли вы о том, чтобы снова выехать на время?

— Раньше я планировала, что зимой уеду куда-то передохнуть, встречусь с друзьями. Но поскольку стала брать на передержку собак, пока не пристрою, точно остаюсь.

Нас и раньше предупреждали, что зима будет сложной. Но те, кто был напуган и кому тяжело было переносить происходящее, уехали еще весной. Тех, кто остался, не пугают ни воздушные тревоги, ни обстрелы, ни отключения электричества. Никакой паники нигде я не замечала.

Люди живут вопреки всему. Подземные паркинги используются в качестве бомбоубежищ, но туда спускаются в основном те, кто живет в непосредственной близости с какими-то объектами, которые могут бомбить. Чаще люди используют правило двух стен.

Одесситы играют в шахматы в любимом парке. Осень 2022 года

Воздушные тревоги, когда были эти жуткие недавние ракетные обстрелы, длились по шесть часов! А так, в среднем каждый день бывает минимум две.

Большие магазины после взрыва в Кременчуге стали на время воздушной тревоги закрываться. Те, которые поменьше, могут работать. Сейчас появились даже аптеки, которые не закрываются во время тревог.

В начале лета у нас открылись театры. Для этого они оборудовали бомбоубежища. В случае воздушной тревоги зрителей проводят туда, при этом билетов продают не больше, чем мест в бомбоубежище. Один раз я просидела в убежище Национального украинского театра полтора часа, пока не закончилась тревога, и только после этого продолжился спектакль.

Мешки с песком, которые в начале полномасштабного вторжения уложили возле Одесского оперного театра, уже убрали

Еще как-то в Оперном из-за тревоги на 40 минут задержали начало спектакля, но потом все прошло прекрасно. В остальные походы в театр мне везло.

— О чем говорят люди в бомбоубежище?

— О том, что их волнует. Сейчас, конечно, про отключения света, у кого есть, у кого нет. Украинцы шутят, что могут пережить любые невзгоды, главное, чтобы по графику.

Никто не жалуется на то, что идет война, а они тут театры открыли. Наоборот, все красиво одеваются, идут и терпеливо ждут, пока не закончится гул сирен.

В городе все работает. Еще в начале войны правительство обратилось к украинцам с просьбой поддержать экономику, кто может. Поэтому не закрываются предприятия, не прекращает работу малый бизнес.

У нас чинят дороги, прокладывают новые трамвайные пути, продолжают строить дома. Стало гораздо меньше перекрытых улиц, потому что раньше весь город был в КПП, убрали почти все противотанковые ежи.  

В начале войны в каждом дворе появился флаг Украины, а адреса затирали, готовясь к оккупации

Остается комендантский час  — с 23 до 5 утра. Если задержишься и тебя поймает патруль, заставят отжиматься, прыгать или приседать, возможно, всю ночь придется провести на КПП.

Чтобы у всех была возможность успеть домой, заведения изменили графики. Магазины и кафе работают до 21-22 часов, спектакли в театрах начинаются в 16.00.

Сухой закон отменили, сначала спиртное продавали до 15 часов, теперь — до 20.

Есть службы, которым необходимо передвигаться по ночам. Когда мы эвакуировали людей, тоже могли добраться только ночью, поэтому договаривались с патрулем, который нас сопровождал до места. Кому-то дают специальные пропуска, которые разрешают передвижение по улицам ночью. Все по правилам военного времени.

«Однажды я перееду в Новую Беларусь»

Сейчас Евгения подала документы уже на ПМЖ, которое надеется получить через год.

— Вы продали свою квартиру в Минске, полностью распродали все вещи. Это, наверное, было тяжело?

— Да, было тяжело, потому что я продала даже бабушкин винтажный отреставрированный гарнитур 1965 года. Я очень любила эту квартиру в центре Минска.

— Но вы не стали ее сдавать. Значит ли это, что вы не связываете свое будущее с Беларусью?

— Я отношусь к недвижимости, как к активу. Всегда стоит помнить, что хозяин является движимым относительно недвижимого имущества.

Я считаю большой финансовой ошибкой, когда люди держатся за квартиры, в которых сами не могут жить или которые невыгодно сдавать. Поэтому, как бы ни было грустно, закрывать квартиру и «хранить» до неопределенных времен я не буду.

Из своей Минской квартиры я ничего не оставила. В Одессе отличается не только сама жизнь в принципе, но даже интерьеры. Это связано с климатом.

Если в Минске солнца не хватает и у нас 60 солнечных дней в году, то здесь их — 300. В связи с этим яркие цвета, которыми мы в Беларуси стараемся поднимать себе настроение, здесь могут  раздражать из-за обилия солнца.

Фото Катерины Красницкой

Отличаются дома, стиль жизни, настроения людей. К этому привыкаешь, и со временем кажется, как ты раньше мог жить там, где нет солнца, нет моря?

Да, в Беларусь я действительно не собираюсь возвращаться, но я не исключаю того, что однажды снова перееду туда, потому что это будет уже совершенно другая страна.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(21)

Читайте еще

Война, 7 февраля. Шуба за мужа: вдовам мобилизованных в «Л-ДНР» компенсируют смерть мужей одеждой. «Газпром» создает собственную ЧВК. Верховная Рада назначила новых глав СБУ и МВД: что о них известно

Война, 6 февраля. Украинская разведка: Россия может начать весной и летом наступление с трех сторон. ПВО, которому нет равных во Вселенной. В Украине арестованы 170 вагонов с продукцией «Беларуськалий» и «Уралкалий»

Почему Запад не может дать Украине здесь и сейчас все необходимое оружие

Война, 5 февраля. Боррель: страны Евросоюза пока не собираются предоставлять Украине боевые самолеты. Обстрел яхт-клуба в оккупированной Новой Каховке. Министр обороны Украины прокомментировал слухи о своем увольнении

Война, 4 февраля. Прострелили голову создателю ЧВК «Енот», угрожавшему уничтожить всех украинцев. Одесса остались без электричества второй раз за сутки. Большой обмен пленными: Украина вернула 116 воинов

Война, 3 февраля. Зеленский: «Сдавать Бахмут никто не будет». Чудеса маскировки от Минобороны РФ. Новый пакет военной помощи от США на $2,2 млрд