Филин

Виктория Захарова

Почему «гениальное» предложение Лукашенко увеличить надои, чтобы повысить рентабельность, – ошибочная стратегия

Аналитик в интервью Филину — о том, как ручное госрегулирование цен отразилось на «молочке».

Правитель Беларуси снова «взялся за молоко». На недавнем заседании Совмина обсуждали среди прочего перебои с молочной продукцией в магазинах из-за сложностей с тетрапаком, который не так-то просто заменить (хотя в Министерстве сельского хозяйства и продовольствия уверяют, что в стране создавался 3-6 месячный запас упаковки, и обещают найти поставщиков в Китае и Турции).

А сегодня при посещении минского гормолзавода №1 встал вопрос о возможном повышении цен на «молочку». Премьер-министр Роман Головченко отметил, что на внутренний рынок влияет диспаритет цен с Россией — предприятиям выгоднее экспортировать свою продукцию, чем продавать ее внутри страны по ценам, которые государство регулирует административно.

А глава Миноблисполкома Александр Турчин пошел дальше и прямо предложил поднять цены по отдельным позициям.

— Так молоко и кефир люди в основном и берут. Ты же экономист. Что будем делать с пенсионерами? Что тут говорить. Рассчитывать на то, что цены вырастут… Давайте больше надоев. Тогда будет и выше рентабельность, — своеобразно отреагировал на предложение Александр Лукашенко.

К слову, по официальным данным, в первом полугодии 2022-го Беларусь «произвела молочной продукции на Br5,6 млрд в действующих ценах — на четверть больше, чем в прошлом году», а экспорт, в основном в Россию, «вырос на 20% и составил $1,5 миллиарда».

Что происходит в отрасли, если даже чиновники говорят о том, что нужно поднимать цены, и почему с повышением рентабельности все не так просто, Филин на условиях анонимности обсудил с экспертом проекта Кошт урада.

— Предположу, что вся загвоздка в том, что цены на многие товары и услуги в Беларуси регулируются государством, это касается и молочных продуктов, и получается, что нынешние цены на «молочку» не соответствуют рыночным — они занижены, — говорит аналитик.

Из роста экспорта, отмечает собеседник «Филина», также вовсе не следует рентабельность отрасли:

— Да, сейчас появилась возможность нарастить поставки в Россию, которой, во-первых, покупать особо больше не у кого, во-вторых, этому способствует ситуация с курсами валют, потому что белорусский рубль на десятки процентов ослаб к российскому, наши цены для россиян становятся низкими, и это, безусловно, влияет на внешнюю торговлю. Дешевый относительно российского белорусский рубль — хороший стимул для того, чтобы наращивать поставки именно в РФ.

Но это лишь одна сторона вопроса. Другое дело, какие в нашей молочной отрасли издержки производства, и сколько реально должна стоить эта молочная продукция. Потому что если белорусские заводы продают ее с хорошей маржой, тогда рост экспорта действительно ведет к росту выручки и прибыли. А если продают по себестоимости или даже ниже, то получается: выручка большая, но прибыли в ней нет.

И если Турчин поднимает вопрос о повышении цен, значит, они и в самом деле капитально оторвались от рынка.

А «гениальное» предложение увеличить надои, чтобы повысить рентабельность — это не так работает. Если хочется сохранить цены, не повышать их — значит, нужно сокращать издержки, сделать само производство дешевле.

Лукашенко говорит, мол, нужно увеличить надои, получить больше условного молока, произвести из него больше продукции, продать ее по старым ценам и получить больше выручки… Но, простите, как можно увеличить производство без инвестиций?

Коль скоро речь об увеличении надоев — значит, нам нужно больше доярок, больше коров, какое-то более современное оборудование, нужно построить дополнительный коровник. Потом по цепочке нарастить перерабатывающие мощности, что-то еще сделать.

То есть для того, чтобы увеличить эффективность производства, сначала нужно вложить в него немало денег, которых, судя по всему, нет. А так просто — ничего не увеличивается.

Таким образом, резюмирует эксперт, чтобы молочная промышленность начала зарабатывать, как того хотят в правительстве, нужно или повышать цены, чего очевидно стремится избежать Лукашенко, или сокращать издержки и модернизировать производство.

— Но ведь производители могут воспользоваться некоторыми лазейками? Например, не повышая цены на тот перечень товаров, которые регулирует государство, идти в сторону уменьшения объемов, жирности, предлагать вместо привычной «молочки» продукты с заменителем молочного жира…

— Насчет тонкостей, каким именно образом можно удешевить молоко, не подскажу, не владею такой информацией. Но в целом логика примерно такая, как вы описали: где-то схитрить или с упаковкой, или с жирностью, выпускать меньшие объемы, сохраняя при этом цену.

Это, возможно, обманет потребителя, но не сработает для красивой статистики: Белстат считает объемы производства не в бутылках, а в литрах, — поясняет эксперт.

Если отечественные производители, пусть и не до конца года, как распорядился Лукашенко, все-таки будут вынуждены сами «импортозаместить» привычную упаковку взамен тетрапаку, это означает, что в ее разработку и производство нужно вложить время и деньги. То есть, цена на конечный продукт все равно вырастет?

— Думаю, да. Более того, думаю, это вовсе не так легко — взять и наладить собственное производство упаковки, иначе это давно было бы сделано. Как минимум, на первоначальном этапе нужны существенные изменения и вложения, которые непонятно, откуда взять.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(21)