Кирилл мартынов, Новая газета

Выборы в России закончились

Власть нейтрализовала и выбила из игры «навальновцев», Гудкова, Яшина, всех независимых кандидатов. Придут ли за «Яблоком»?

Фото ТАСС

Илье Яшину официально отказали в регистрации кандидатом в Мосгордуму — довыборы по городскому округу № 37 будут проходить в сентябре параллельно с выборами в федеральный парламент. Вы спросите: стоит ли тут удивляться, ведь независимым кандидатам отказывали и прежде, в том же 2019 году, и по формальным критериям — например, из-за «неправильно оформленных подписей»?

И будете неправы: отказ Яшину — фантастический прецедент, в ходе которого избирком сослался на новый закон, направленный против сторонников Навального. Вопреки Конституции и здравому смыслу это творение российских депутатов имеет обратную силу и наказывает граждан за действия, совершенные до его принятия.

Избирательная комиссия сообщила Яшину, что он «причастен к экстремистской деятельности» и, следовательно, на основании последней редакции закона «Об основных гарантиях избирательных прав» (какая ирония!) чиновники не могут открыть ему избирательный счет и принять документы на регистрацию как кандидата. Доказывать «причастность» при этом вообще не пришлось.

Вероятно, избиркому здесь достаточно простого наития: раз Яшин высказывался в поддержку Навального — точно причастен.

Известного независимого политика и московского мундепа прямо превратили в «лишенца», пораженного в правах, а вместе с ним — и всех его избирателей. Для этого не потребовалось даже формального судебного разбирательства.

Накануне по тому же основанию в регистрации на выборы в Госдуму отказали активисту и стороннику Навального Олега Степанову, находящемуся под домашним арестом по «санитарному делу». Эксперты по электоральному праву считают: действия избиркомов демонстративно незаконны хотя бы потому, что решение о признании организаций Навального экстремистскими еще не вступило в законную силу.

Но избиркомы поставлены не для того, чтобы выполнять закон, — их членов беспокоит высшая политическая целесообразность.

На сегодняшний момент для чиновников она заключается в том, что никаких выборов больше быть не должно. То есть кандидаты выдвинутся, избирательные участки откроются, комиссии будут вести свои подсчеты… Вот только участвовать в этих траурных мероприятиях смогут исключительно специально обученные и назначенные люди.

Победители осенних выборов после праймериз «Единой России» уже известны, а в сентябре фактически состоится другое мероприятие — похороны российской демократии. В ходе думской кампании 2016 года демократическая оппозиция любила ссылаться на то, что выборы ни в коем случае нельзя игнорировать, ведь они могут оказаться последними. Оппозиция угадала: к 2021 году выборы в России закончились.

За последние два года российская политическая система радикально изменилась. Это больше не относительно мягкая электоральная автократия, но полноценный авторитаризм, сочетающий черты современного Китая (цифровая слежка), позднего СССР (риторика и привычки госаппарата) и корпоративистских режимов (часть ренты распределяется коллективам бюджетников — людей, чье существование целиком зависит от государства).

В новых условиях выборы выглядели бы явным анахронизмом, особенно с учетом того, что в некоторых регионах к 2019 году «Единая Россия» проигрывала уже практически любым конкурентам.

Сейчас за фракцию в Думе все еще собирается бороться «Яблоко», причем партия обсуждает сильных кандидатов в округах, включая Шлосберга и Литвинович.

Но ей уже пришлось дистанцироваться от Андрея Пивоварова, находящегося в СИЗО по делу о «нежелательной организации», — выдвигать таких кандидатов теперь «токсично». Демонтаж выборов предполагает, что судьба самого «Яблока» будет решаться в ближайшие месяцы: если партию сочтут опасной для единороссов, ее кандидаты могут разделить судьбу Яшина.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.2 (оценок:20)