Иван Корсак

«Водомет и резиновые пули можно использовать, когда применяется насилие, но не против мирных демонстрантов»

Юрист Ярослав Кривой – о правовом аспекте миграционного кризиса.

Водомет на границе Польши и Беларуси. Фото БЕЛТА

Противостояние на белорусско-польской границе продолжается. Имели ли право польские силовики использовать водометы? В чем здесь разница с протестами в Беларуси в 2020 году? И являются ли эти люди беженцами?

Данные темы Филин обсудил со старшим научным сотрудником Британского института международного и сравнительного права Ярославом Кривым.

– Миграционный кризис явно используется в политических целях Беларусью и, возможно, Россией.

Меня как международного юриста беспокоит, что очень часто неправильно используется терминология. Нередко можно услышать слово «беженцы». Поясню. Для того, чтобы стать беженцем, необходимо пройти определенные процедуры, государство предоставляет соответствующий статус, права и обязанности. Данных людей правильнее называть «теми, кто хочет получить статус беженца».

Также есть разница между «беженцами» и «мигрантами». Обычно под беженцами понимают тех людей, жизни или безопасности которых есть угроза на родине. Если же человек ищет лучшей судьбы из-за безработицы или низких зарплат, то они являются экономическими мигрантами.

Когда мы говорим о миграционном кризисе, то здесь пересекаются две сферы права: с одной стороны мы говорим о праве людей получить убежище, а с другой — о праве государства на защиту своих государственных границ. В законодательстве всех стран незаконное пересечение границ является уголовным преступлением. Это то, чего делать нельзя и что серьёзно карается.

С другой стороны, есть международный режим, где прописаны права тех людей, которые хотят получить убежище, и соответствующие обязанности государств. Охрана границы не является чем-то спорным, все соглашаются, что государства могут охранять свои границы, используя любые средства.

Ярослав Кривой. Архивное фото

Что касается пересечения границ беженцами, то это является исключением из правил. И как с любыми исключениями, нужно очень внимательно смотреть на те условия, которые должны быть выполнены, чтобы они применялись. 

Если мы посмотрим на конвенцию ООН, касающуюся беженцев, то там, во-первых, написано, что страны не будут применять уголовную ответственность, если люди приезжают непосредственно из той страны, где есть угроза для их жизни и свободы.

А во-вторых, они должны сразу же идти к властям страны, куда они прибыли, и просить убежище.

Если говорить о белорусской ситуации, то ни первое, ни второе условие не выполняются.

Если смотреть с точки зрения международного права, то Польша, Литва, Латвия могут защищать свои границы. Более того, если белорусские власти будут организовывать этих мигрантов, давать им какие-то предметы, которые будут оцениваться как оружие, подстрекать на атаки — это может рассматриваться не только как действия этих людей, но и как действия Республики Беларусь.

Были случаи в истории, когда государства стояли за действиями частных групп. И международные суды потом принимали решение, что да — это частные люди, но координируются, снаряжаются и мотивируются они государством. И за их действия должно отвечать государство.

Сейчас белорусские государственные СМИ много говорят о том, что польские пограничники неправомерно использовали водометы и другие спецсредства, даже заведено уголовное дело. Имели ли силовики на это право?

– В соответствии с международным правом, все государства имеют право на самооборону или на принятие ответных мер.

Если мы говорим о самообороне, то здесь как с обычным человеком, когда на него нападают, то он не должен просто стоять и терпеть, человек может защищаться всеми возможными методами, даже применять оружие в крайних случаях.

То же самое и с государствами, если есть очевидное применение насилия против граждан этого государства (в том числе пограничников), уничтожается приграничная инфраструктура, то есть право применять силу в ответ, в том числе водометы, резиновые пули или даже огнестрельное оружие. Я здесь вижу реализацию права государства на самооборону.

Белорусские власти могут ответить, какие тогда могут быть претензии к ним за применение спецтехники во время протестов 2020 года.

– Разница в том, если протест мирный, нет нападений на милицию, уничтожения имущества, то протест надо охранять, защищать порядок, а не нападать на людей. В этом вся разница. Не в том, что нельзя никогда использовать водомёт, а в том, что его нельзя использовать против мирных демонстрантов.

Могут ли соседние государства подать в международные суды на действия Беларуси в миграционном кризисе?

– Да, могут, – считает Ярослав Кривой. – Были случаи, когда Грузия подавала на Россию в международный суд ООН. Беларусь не является членом Совета Европы, потому в Европейский суд по правам человека уже не пойдешь. Площадок не так много, но они есть.

Тем не менее, если даже суд ООН примет какое-то решение, то оно может быть просто проигнорировано, как и другие решения правозащитных структур. Смысл во всем этом может быть больше символическим, чем практическим.

Ярослав Кривой говорит, что самым оптимальным решением кризиса могло быть стать желание белорусских властей разобраться в ситуации, но пока этого не прослеживается.

– Сложно решить данный вопрос. Белорусские власти хотят, чтобы какое-то число людей все же попали в Германию, тем самым создав прецедент. Если он произойдет, то многие другие люди будут думать: «О, так проход через Беларусь все же существует. Хорошо, мы посидим пару месяцев в лагере, но потом все-таки попадем в Германию».

Две тысячи человек — это ничто для Европы, но с другой стороны — никто не хочет создавать такой опасный прецедент, показывать, что есть такой путь.

Государства ЕС, также не хотят как-то вознаграждать белорусские власти, особенно когда они видят, что кризис создан искусственно. Звучат обвинения с серьёзными доказательствам, что сама Республика Беларусь занимается контрабандой людей. Очень вероятен патовый вариант: Польша не будет пускать к себе людей, а Беларусь будет держать такой дамоклов меч в виде тысяч мигрантов, которых в любой момент можно выдвинуть к границе.

При этом что для белорусских властей — это дорогое удовольствие, им надо удерживать этот лагерь. Польша тоже несёт значительные расходы по содержанию тысяч людей, охраняющих границу. Простого решения тут не видно.

Лучше всего, чтобы Беларусь просто отправила этих людей домой, но вряд ли власти захотят это сделать в ближайшее время без каких-то уступок от Евросоюза. При этом для всех важно сохранить лицо, чтобы не выглядеть проигравшими и не создать нежелательных для себя прецедентов.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:78)