Стрижак: «Есть те, кто вовсе не выражал своего мнения и даже не хотел перемен, но все равно попал под раздачу»

Правозащитник объяснил, почему не всех признают политзаключенными, и призвал помогать всем, кто находится в заключении по политической статье.

В Беларуси заведено более 4 тысяч уголовных дел, связанных с протестами, однако политзаключенными признаны около 900 человек. Правозащитник Андрей Стрижак объяснил, кому  присваивают статус узника совести.

— Большинство правозащитников Беларуси считает, что нужно, чтобы человек соответствовал критериям, выработанным правозащитным сообществом. Один из таких неоспоримых для правозащитников критериев — это ненасильственный характер действий, — отметил Стрижак в эфире своего канала. — Концепция, которой придерживаются белорусские правозащитники, основана на международных документах, защищающих права человека — «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (1950), которую подписали 47 государств, членов Совета Европы, но не Беларусь, и «Международном пакте о гражданских и политических правах», принятом Генассамблеей ООН в 1966 году.

Второй документ ратифицирован Беларусью, и она обязана его исполнять. На основании этих документов наши правозащитники, как и их международные коллеги, выработали четкие критерии признания политзаключенным.

Правозащитник рассказал, почему не стоит придерживаться концепции, согласно которой политзаключенными следовало бы признавать абсолютно всех, кто был арестован по политическим статьям, независимо от того, что фактически сделал человек.

— Концепция о том, чтобы признавать политзаключенными всех, кто преследуется властями, подкупает своей простотой и нетребовательностью к каждому конкретному случаю.

Будем честны, многие из тех людей, которые сейчас попали за решетку по политическим статьям, на самом деле не выражали своего политического мнения. Мы все помним случай, когда человек, избитый ОМОНом, признавался, что голосовал за Лукашенко. Есть те, кто вовсе не выражал своего мнения и даже не хотел перемен, но все равно попал под раздачу. Можно ли называть таких людей политзаключенными? — задается вопросом Стрижак.

По аналогии с событиями, произошедшими в Польше в 80-е годы, когда людей вследствие репрессий тысячами помещали в тюрьмы без суда и следствия, правозащитник предлагает и белорусов классифицировать согласно гуманитарному праву.  

— Как человек с десятилетним правозащитным прошлым я вижу выход в том, чтобы начать активнее применять другой термин — «интернированные» — в отношении тех, кто по критериям правозащитников не может быть признан политзаключенным.

Нам нужно расширять термины и понятия, которые мы используем для описания репрессий, которые применяются в отношении людей. Это поможет правильнее артикулировать проблему и защищать наших людей, в том числе и на международной арене. Нужно посмотреть на проблему шире, и она не в статусах или терминах, а в том режиме, который пожирает и давит абсолютно всех несогласных.

За последний год государство вышло за рамки чисто политических репрессий и превратилось в систему государственного террора.

9 августа 2020 года было днем, когда власть разорвала социальный контракт между обществом и собой. Сейчас мы видим, что преследуют не только тех, кто выходил на марши, ставил подписи за альтернативных кандидатов, участвовал в акциях протеста, но и вообще всех, кто имеет наглость исповедовать альтернативное мнение, быть подписанным на какие-то неправильные, по мнению властей, телеграм-каналы, и ставить лайки под «неправильными» постами. По сути, это то самое преследование за мыслепреступление, о котором так пророчески говорил Джордж Оруэлл, — обращает внимание Стрижак.

При этом он подчеркивает, что не стоит зацикливаться на формулировках, потому что помогать любому человеку можно, независимо от статуса.

— Другой важный аспект, что даже если человек не признан политзаключенным, но находится в тюрьме по политической статье, это не значит, что ему не надо помогать. Им нужно помогать! А как именно умеют помогать белорусы, мы все увидели на примере прошлого года, — напомнил общественный деятель и отметил, что фонды помощи пострадавшим от репрессий в Беларуси считают достаточным основанием для оказания помощи, если человек был осужден по политической статье.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:43)