Филин

Сергей Василевский

Слюнькин: Письмо Макея — попытка прощупать неизменность позиции Запада

Что стоит за словами посла США Джулии Фишер о важности вопроса диалога с Минском.

Фото: ЕРА

Спецпредставитель США в Беларуси Джулия Фишер во время пресс-конференции 22 апреля прокомментировала письмо главы МИД Владимира Макея странам Запада с предложением возобновить диалог.

По ее словам, вопрос переговоров с белорусским режимом важен. Фишер объяснила, что нужно сделать, чтобы развернуть отношения Минска с Западом и ослабить санкции. В первую очередь — освобождение политзаключенных. Второе — конструктивный диалог с белорусским народом, который приведет к новым выборам под международным контролем.

Третье важное требование — прекратить поддерживать войну России на Украине.

— Я знаю, что есть открытые каналы связи с Западом. Беларусь продолжает сохранять посольство в Вашингтоне. Но хотят ли этого диалога люди в Минске, которые принимают решения? — подчеркнула посол США.

Заявление Джулии Фишер Филину прокомментировал экс-сотрудник белорусского МИД, аналитик Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Павел Слюнькин.

— Запад до сих пор игнорировал последние инициативы белорусских властей, письмо Макея осталось без ответа, если не считать таковым его слив в прессу. Насколько важно заявление Джулии Фишер, хоть оно и выглядит дежурным напоминаем давно озвученных требований?

— Безусловно, важно. Было бы странно, если бы не озвучивались позиции сторон. Кризис в отношениях с Западом случился не на пустом месте. Он произошел из-за того, что белорусские власти делали со своими гражданами. И эти требования, возникшие после августа 2020-го, остаются до сих пор главным препятствием для улучшения отношений.

Немного странно, что в ее заявлении нет ничего о нахождении российских войск на территории Беларуси. Фактически она повторила те требования, что выдвигались белорусским властям два года назад.

Я не вижу каких-то изменений в позиции западных стран. Очень хорошо, мне кажется, что они демонстрируют последовательность и не отказываются ни от одного из главных условий, которые были озвучены ранее.

— Озвученные послом требования выглядят невыполнимимы для Минска. Более того, репрессии в отношении остатков разгромленного гражданского общества вспыхнули с новой силой: атака на независимые профсоюзы, новые дела в отношении уже осужденных и так далее. Что этой эскалацией белорусский режим хочет сказать Западу, одновременно пытаясь найти путь к диалогу?

— В позиции Минска также ничего не изменилось с августа 2020-го. Если сформулировать просто, то это звучит так: «Принимайте нас такими, какими мы есть. Если хотите вести с нами диалог, держать контакт, то наши условия следующие: в своем доме мы будет делать все, что захотим, не обращая внимание на какие-то правила, на ваши ожидания. Признайте наше право на насилие в отношение своего населения, нарушение всевозможных законов. Признайте, что мы здесь решаем все».

Но при этом официальный Минск к вышеперечисленному всегда добавляет: «Мы всегда открыты для диалога». Как видим, видение условий, при которых возможен диалог, у обеих сторон разное. И эта ситуация сохраняется.

Внутренняя логика развития событий в Беларуси сегодня такова, что отношения с Западом не являются главной целью в повестке дня. Отдавая приказы силовикам, Лукашенко не думает о возможной реакции западных стран. В первую очередь его заботит то, насколько стабильна его политическая система, насколько эффективно поддержание политического спокойствия в стране, гарантирующее отсутствие протестов.

Это подтверждает его недавняя встреча с силовиками, где он четко дал понять: «Не успокаивайтесь, я вам такого приказа не давал». Он призывает их продолжать репрессии, понимая, что впереди, скорее всего, ждут тяжелые времена. Экономические трудности, неопределенность исхода войны в Украине. Поэтому не время сейчас давать слабину.

Репрессии продолжатся, но это не значит, что в то же время Макею не будут ставить задачу разморозить отношения с Западом. Условно говоря, можно продолжать прессовать людей, но если западным правительствам будет достаточно освобождения трехсот наименее опасных для режима политзаключенных, чтобы начать торговаться, то почему бы и нет?

Письмо Макея — это попытка прощупать, насколько позиция Запада неизменна. Насколько западные политики готовы идти на какие-то сепаратные договоренности, оглядываясь на события в Украине. Готовы ли они отказаться от своих требований, минимизировать их.

МИД это делал и будет дальше делать. Другое дело, что до 2020-го были совершенно другие условия. Сегодня белорусские власти готовы идти только на косметические уступки. И Макею с таким инструментарием приходится пытаться достичь целей, которые перед ним ставит Лукашенко.

Насколько это достижимо? Мне кажется, что вряд ли. Поэтому и важно, что письмо Макея появилось в интернете, чем Запад продемонстрировал свое отношение к таким абсолютно бессмысленным и пустым призывам. И посол США снова подчеркнула: мы также открыты для диалога, вы знаете, что нужно сделать, чтобы он начался.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(15)