Валерия Перепелкина

Сивицкий: «Сценарий ухода Лукашенко устраивает и Вашингтон, и Москву, и Брюссель»

Политолог Арсений Сивицкий рассказал «Филину», зачем России добиваться освобождения политзаключенных в Беларуси, и как Китай реагирует на белорусский кризис.

Версия о том, что Кремль добивается ухода Александра Лукашенко «по-хорошему» появилась еще осенью прошлого года после встречи правителей России и Беларуси в Сочи. Участившиеся в последнее время контакты между Минском и Москвой дали почву для самых разнообразных интерпретаций происходящего.

Мало того, некоторые телеграм-каналы продвигают предположения, что визит руководителя ФСБ Николая Патрушева в Минск был связан с совместным ультиматумом Владимира Путина и Си Цзиньпина, который тоже недоволен развитием событий в Беларуси из-за того, что они создают риски для китайского мегапроекта «Один пояс – один путь».

Бывший посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня предлагает «отбросить   конспирологические  теории  об  ультиматумах». По мнению дипломата, Москва и Минск обсуждают очевидную тему – «единение  в   противостоянии  Западу».

В пользу этого объяснения говорит и то, что Владимир Путин 1 июля в очередной раз выразил поддержку Александру Лукашенко «в противостоянии санкционным ограничениям».

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий изложил «Филину» свое видение ситуации:

– Кремль рассматривает происходящее в Беларуси не как угрозу, а скорее как возможность продвижения своих национальных интересов, воспользовавшись уязвимым положением Александра Лукашенко.

По мнению политолога, из комментариев и заявлений высшего руководства РФ следует, что Россия видит выход из кризиса в организации широкого общенационального диалога между властями и представителями оппозиции. Прежде всего, речь идет об экс-банкире Викторе Бабарико, а также о тех политиках и представителях гражданского общества, которые с уважением готовы отнестись к стратегическим интересам России в Беларуси. Поэтому Москва будет добиваться освобождения политзаключенных.

– Помимо диалога предполагалась организация конституционной реформы, которая, по мнению кремлевских стратегов, должна была трансформировать Беларусь из президентской республики в парламентскую или парламентско-президентскую, – считает Сивицкий. – Это открывало бы для России в перспективе возможность более эффективно влиять на политические интересы внутри страны.

Об этих планах мы узнали в результате «слива» так называемого «досье Чернова» (генерал российской Службы внешней разведки – Филин). Это совокупность документов, которые были разработаны управлением по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами администрации президента РФ.

И вот анализ этих «слитых» документов указывает на то, что Кремль хочет навязать определенную модель политического устройства, которая открывает больше возможностей для Москвы в будущем, чем она обладает сегодня.

В трактовке директора ЦСВИ, Кремль неоднократно подчеркивал, что разрешение кризиса лежит именно через вышеупомянутый сценарий:

– Москва делала соответствующие заявления вплоть до конца прошлого года, после чего взяла паузу. В чем причина такого перерыва? К концу прошлого года белорусское руководство смогло подавить протестные настроения с помощью масштабных и брутальных репрессий. Поэтому Лукашенко стал менее уязвим перед требованиями со стороны России, вновь почувствовал себя самоуверенно.

Лукашенко дал понять, что по-прежнему является хозяином положения внутри Беларуси, с которым Кремль вынужден считаться.

После этого, рассказывает эксперт, Россия осознала, что инструменты дипломатического и политического принуждения исчерпаны.

– Но сразу после саммита Россия-США из уст Сергея Лаврова вновь прозвучали призывы решать политический кризис в Беларуси через диалог и проведение конституционной реформы.

Можно заявить, что Кремль смог получить карт-бланш со стороны Штатов. Думаю, такой же зеленый свет был дан и со стороны ЕС. С формальной точки зрения этот сценарий устраивает Москву, Брюссель и Вашингтон. Ведь он приводит к уходу Лукашенко с политической сцены.

Теперь подобное вмешательство России во внутренние дела Беларуси не будет истолковано Западом как попытка подорвать суверенитет нашей страны. Риски подобной интерпретации существовали. Именно по этой причине Кремль воздерживался от жестких и стремительных действий, чтобы не спровоцировать новых санкции против РФ.

Поэтому, несмотря на свою риторику, Кремль начал достаточно жестко усиливать давление на официальный Минск, синхронизируя его с санкционным прессингом со стороны Запада. В качестве ярких примеров можно привести сокращение поставок нефти под угрозой вторичных американских санкций, облеты российскими авиакомпаниями воздушного пространства Беларуси. Далее — намерение Газпрома сократить транзит газа через территорию нашей страны на 90% в конце этого года.

Информацию о том, что недавний визит Патрушева в Минск был предназначен для того, чтобы озвучить Лукашенко позицию РФ и Китая по формату и срокам конституционного транзита как единственного способа завершения рукотворного белорусского политического кризиса, Сивицкий  считает ложной:

– Я отрицаю саму возможность таких дискуссий между Москвой и Пекином.  Могу точно сказать, что ситуация, в которой Си Цзиньпин обсуждает судьбу Беларуси с Путиным за спиной у Лукашенко, нереальна.

Однако это совершенно не значит, что Китай не озабочен тем, что происходит в нашей стране. Политический кризис подрывает план КНР по превращению Беларуси в индустриально-логистический хаб для входа на европейский рынок.

Мы видим, что, несмотря на риторику со стороны Пекина, его интерес к Беларуси падает с каждым днем все больше и больше. Это особенно хорошо заметно по снижению инвестиционной активности, которое происходит не впервые: между 2011 и 2015 годами мы также наблюдали инвестиционный спад в отношениях с Китаем, так как Беларусь находилась во внешнеполитической изоляции со стороны Запада.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.6 (оценок:97)