Иван Корсак

Шрайбман: «Разозлил Лукашенко кого-то серьезно или нет, мы поймем по эфирам российского федерального ТВ»

Политический аналитик — о ситуации с белорусской «Комсомолкой» и возможных последствиях этого скандала.

На прошлой неделе белорусские власти заблокировали сайт издания «Комсомольская правда в Белоруссии». Причиной стала публикация о программисте Андрее Зельцере, где знакомая позитивно отозвалась об убитом.

Через пару дней стало известно о задержании журналиста Геннадия Можейко, который является автором статьи. Причем, все еще до конца не известно, где именно был задержан Можейко — в России или Беларуси.

Интересно, что ситуацию с «Комсомолкой» постоянно комментирует пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Высказались в поддержку издания и журналиста и российские пропагандисты Маргарита Симоньян и Владимир Соловьев.

Какие последствия будут у этой истории? Об этом «Филин» спросил у политического обозревателя Артема Шрайбмана.

— Артем, та ситуация с «Комсомолкой», которую мы наблюдаем последние дни, это голые эмоции или более просчитанные действия?

— Конечно, это эмоции. Было видно, как они [власти] начали бить по всем фронтам сразу: блокировка сайта, арест журналиста Геннадия Можейко, изъятие газет из магазинов. Видимо, было донесено до Лукашенко, что там написали, а он дал команду действовать.

В остальном, мне кажется, «Комсомолка» ко всему этому шла. Что я имею ввиду?

Издание в Беларуси не было рупором какой-то пропаганды, это было не прокремлевское СМИ. А в сегодняшней Беларуси ненормализованным СМИ места больше нет. Так что это был вопрос времени — и нашелся очень жирный повод, чтобы все это реализовать.

Любопытный фактор, если Можейко задержали в России, то позиция нашей соседки вряд ли будет очень радостной.

— То есть просчитать позицию России никто даже не пытался?

— Никто там ничего не просчитывал. Люди, которым поступает задание что-то делать, вряд ли думают о геополитике и последствиях.

Лукашенко принимает такие решения быстро, а тут и «Комсомолка» — белорусское СМИ, и Можейко — гражданин Беларуси.

Думаю, Лукашенко считает, что сможет объяснить Путину, что это «наши общие идейные враги», что это совсем не российская «Комсомолка», а скорее, как Протасевич и Сапега, которая как бы и ваша гражданка, но вражина.

— Россия может спустить на тормозах?

— Это же не первая подобная история: были раньше и Шеремет, и Баумгертнер. И ничего — Путин шел на какие-то компромиссы. И опять же, София Сапега, да и сколько сейчас россиян-политзаключенных в Беларуси.

Это не какое-то вопиющее исключение, кроме, разве что, того, если Можейко выкрали с территории России — это уже на грани фола.

— А если с территории России, то что тогда?

— На уровне сотрудничества КГБ и ФСБ может быть меньше доверия. Да и разговор на высоком уровне должен состояться, чтобы это прекратилось.

Пока что Песков говорит лишь о том, что их беспокоит блокировка «Комсомолки», но не задержание Можейко.

— Позиция Симоньян и Соловьева для тебя стали неожиданными?

— Нет, они и в августе 2020 года много чего говорили, а потом «переворачивали страницу». Они не являются какими-то автономными акторами в российской системе.

Разозлил Лукашенко кого-то серьезного или нет, мы поймем по эфирам российского федерального ТВ. Если будет отмашка «мочить» Лукашенко на телевидении, то это серьезно.

— Как эта ситуация повлияет на белорусско-российские отношения?

— Если Лукашенко откажется идти на компромиссы, которых от него ждут в Кремле, то отношения могут ухудшиться. Все понимают, что отношение к Лукашенко в Москве неоднозначное.

Если не у Путина, то у многих людей около Путина к Лукашенко есть нелюбовь и даже ненависть. Чем больше таких эпизодов, которые подрывают доверие, тем хуже для Лукашенко.

У руководителя Беларуси сейчас не та ситуация, чтобы не спускать это дело на тормозах, если Россия попросит.

Даже если Можейко и придется провести некоторое время в заключении, то у России есть рычаги, чтобы повлиять на ситуацию. А вот вернут ли «Комсомолку» в продажу — я сомневаюсь.

— Какое отношение к «Комсомолке» в Кремле?

— Я не думаю, что белорусская «Комсомолка» кого-то интересует в Кремле. Просто российская редакция воспринимает белорусскую — как своего ребенка. Идет и заступается за него.

Очевидно, что это одна из самых едреных провластных газет в России. Естественно, ее ценят, любят. И какие-то рычаги влияния есть — это не «Эхо Москвы», не «Новая газета» и даже не «Коммерсантъ» и «Ведомости».

— Как на твой взгляд ситуация решится?

— Никто не знает. Лукашенко не всегда предсказуемый человек. Логичным выглядит, что через некоторое время, чтобы дать сохранить Минску лицо, в результате кулуарных переговоров Можейко переведут на домашний арест или под подписку о невыезде.

Что касается возвращения в систему распространения и отмену блокировки — я не уверен. Это будет казаться уж слишком сильным прогибом. 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:78)