Шрайбман: Поводов для оптимизма насчет ситуации в Беларуси мало

Политолог Артем Шрайбман – о препятствиях для освобождения политзаключенных и возобновления диалога между западными странами и белорусским режимом.

– Все западные политики и дипломаты говорят мне одними и теми же словами: уже не 2015 год, Лукашенко нечего нам предложить. Они посмотрят, что он сможет, но пока очевидных вариантов не просматривается, – сказал Артем Шрайбман на канале Позірк с Татьяной Коровенковой – И это признают даже провластые политологи…  

Я зондирую почву, спрашивая своих западных собеседников: вот если бы Лукашенко отпустил треть политзаключенных, как бы вы отреагировали? До сих пор ни один из западных дипломатов (причем страны варьируются от самых ближних соседей Беларуси до очень дальних) не сказал «ну тогда наверное, мы подумаем».

Нет, говорят, сначала все должны быть на свободе, а потом хоть какие-то шаги в сторону реального диалога с оппозицией. Потому что планка уже далеко не там, как в 2015 году.

При этом Шрайбман признал аргумент, что «все на свободе» – слишком опасно для Лукашенко.

– Поэтому препятствий сейчас к какой-то разморозке очень много. И я не дал бы больше 20%, что в ближайший перспективе (года-двух) Лукашенко сможет действительно вернуться к устойчивому диалогу с Западом, – сказал политолог.

По его словам, проблема и в том, что правителя Беларуси воспринимают как несамостоятельного политика и токсичную фигуру.

– Для многих западных чиновников появиться сегодня рядом с Лукашенко – похоронить свою карьеру. Макею не верят. В частных разговорах западные дипломаты пересказывают: мы не видим доказательств его словам, он говорит тоже самое, что по телевизору.

Чем объяснялось недавнее «письмо Макея» европейским дипломатам?

– Власти хотят зондировать почву, но при этом, видимо, искренне считают: то, что они условно не ввязалась в войну (войсками) – этого уже достаточно, чтобы Запад посмотрел на Беларусь иначе.

Они же люди, ограниченные своим мировоззрением. Они искренне считают, что вся риторика про права человека – это всего лишь риторика, что Запад просто воюет с Россией, ему нужно что-то предложить, и он всю шелуху откинет. Они меряют по себе, для них это просто риторика и они думают, что для западных политиков тоже. Они не осознают, насколько токсичны и зашкварны контакты с ними, – отметил Шрайбман.

По его мнению, есть шаги, которые заставили бы Запад пересмотреть свою позицию по Беларуси, но они «слишком серьезны» для властей.

– Это полный вывод российских войск (верифицированный). Выполнение политических условий, которое было бы похоже на полноценную амнистию, а не просто по чуть-чуть освобождать людей, у которых сроки заканчиваются. Это, вероятно, отставки людей, которые очень сильно запятнали себя в 2020-2021 году.

Нужно показать, что формируется новый тренд, чтобы у кого-то на Западе появилось мнение: давайте попробуем поддержать этот процесс, это же лучше, чем чтобы Лукашенко репрессировал всех подряд. Но мы очень далеко от этой точки, – считает Шрайбман.

Как в ближайшее время будет развиваться ситуация внутри Беларуси?

– К сожалению, очень сложно найти повод для оптимизма. Лукашенко был заинтересован в освобождении политзаключенных и ослаблении гаек только когда видел «морковку»: отмену санкций и т.д. Но сегодня нет чувства, что морковка на столе лежит.

Соответственно у Лукашенко очень мало стимулов ослаблять гайки. Учитывая, что это не только опасно с точки зрения дестабилизации внутренней ситуации (какие-то люди перестанут бояться, возобновится часть политической активности), но также опасно внутрисистемно – идти против интересов самых ястребиных силовиков, которые сегодня доминируют в государстве, – сказал Шрайбман. – Увы внешнеполитических причин для оптимизма мало.

Возможно, экономическая ситуация в Беларуси в каком-то обозримом будущем станет настолько отчаянной, что Лукашенко решится делать какие-то шаги авансом.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.9(49)