Троицкий: «Секс вновь стал опасен!»

Журналист Артемий Троицкий – о значении секса в Советском Союзе и современной России.

– В Советском Союзе все трах…сь со всеми, – пишет Троицкий. – Кто по любви, кто от скуки, многие — с особым цинизмом. В СССР секс не то что «был» — он расцветал всеми цветами и ягодами под фиговым листочком «морального кодекса строителя коммунизма».

Молодёжь жила по принципу, перефразированному Натальей Медведевой: «Я трах…сь — следовательно, существую». Бывавшие на турбазах и в домах отдыха в недели зимних студенческих каникул подтвердят.

Старшее поколение не отставало: лабиринты «служебных романов» и адюльтеров, курортные шашни, конвейеры абортов. Помню, навещал я друга Петю после операции в подмосковном санатории, полном истомлённых бальзаковских жён крупных военных и милицейских чинов… О нравах в богемной среде я и не говорю.

Свистопляска половой распущенности в СССР выглядела особенно очаровательно на фоне навязчиво пропагандируемых «нравственных устоев». Под бюстом Ленина твой бюст… Как пелось в популярной тогда песенке — «Только слаще от мороза ягода!»

Главных «бустеров» триумфа подпольной советской сексуальной революции было два. Первый — чисто технический: делать больше было нечего. Не было половодья клубов-баров-салонов, тем более интернета, и вопрос массового досуга решался просто: неприкаянные «хождения» (описаны в одноимённой песне Майка), пьянство, секс.

Ещё были кружки художественной самодеятельности, но они тоже заканчивались пьянством и сексом. Скучновато, но что делать…

Второй элемент либидозной возгонки более затейлив. Это стимул «запретного плода» плюс нечто большее. У одного моего знакомого, тогда студента ВГИКа, была интрижка с дочерью крупнейшего советского официозного кинодеятеля; относился он к девушке совсем не по-джентльменски и любил говорить (кажется, даже в её присутствии): «Когда я её [имею], то представляю себе, что [имею] всю эту [чёртову] советскую власть».

Мало кто это так чётко формулировал, но на подсознательном уровне гонимый и табуированный секс, равно как и буржуазная музыка, и фирменные джинсы, ощущался многими, как невидимый миру средний палец, показанный господствующей идеологии. Пусть не диссидентский протест, но кое-что. Как кто-то уже писал — хотя бы в постели я свободен… Это сладкое слово «аморалка»!

Теперь пришло время расшифровать аббревиатуру. С.Е.К.С. = СОПРОТИВЛЕНИЕ ЕДИНООБРАЗИЮ КОСНОЙ СИСТЕМЫ. И это переносит нас из вечнозелёного советского периода в нынешнюю путинскую мутотень с «имитацией орального секса» в курточке ПОЛИЦИЯ, полуголыми попами «на фоне храма» и «однополыми поцелуями» (привет от Брежнева!) над вечным огнём.

В идеальном тоталитарном обществе, сконструированном Оруэллом, всякий неподконтрольный Старшему Брату секс считался преступлением («sexcrime»).

В СССР, где трах направо и налево стал нормой жизни, власти вынуждены были смотреть на это сквозь пальцы — тем более, что декларируемые атеизм, коллективизм, женское равноправие не давали явных идейных козырей в борьбе со свободой интимных отношений.

Так что дело, как правило, ограничивалось всего лишь пикантными «товарищескими судами» (гениальная песня Галича «Товарищ Парамонова») или гневными управдомовскими дадзыбао типа «Они позорят наш двор» (Семён Семёнович Горбунков в не менее гениальной «Бриллиантовой руке»). В РФ-2021 пошли гораздо дальше.

Рвотная квази-идеологическая смесь из «традиционных ценностей» и религиозных догм, милитаристского патриотизма и всяческих (ксено-,гомо-,жено— итд) фобий накрыла культурную страну и повлекла волну административно-силовых акций. Я назвал бы это, по аналогии с родственным явлением в центральной Азии, ПУЛИБАН.

Главной целью пулибана, разумеется, были и есть политические и идейные противники режима, но — лес рубят, щепки летят, хтонь не дремлет — под раздачу ожидаемо попал и секс, как одно из имманентных проявлений человеческой свободы и права выбора. Sexcrime! Причём, не знаю, как там с этим у бородатых талибов, но наши «разумно-консервативные» пулибы, от самой элитной верхушки до последнего шваброносца, заклятые «нетрадиционные» извращения практикуют сплошь и рядом, аж скрепы трещат.

При всём абсурде и несправедливости конкретных кейсов, сроках, задержаниях и покаяниях (вот это зря!), общая картина происходящего меня радует. Секс, выродившийся ещё в 90-е годы (в том числе и моими усилиями) в банальный товар и попсовую рутину, вновь, и даже более, чем в лучшие годы, стал опасен!

Стал приключением, стал — простите за пафос! — ареной борьбы. Как минимум, с государственным ханжеством.

Причём не сомневаюсь, что борьба эта будет проходить не под толстым ковром, как при Советах, а громко и скандально. Акции, флэшмобы, онлайн-оргии — столько можно всего напридумывать! Да, это не политическая борьба — но не зарекайтесь и вспомните Настю Рыбку. И главное: тотальная советская «аморалка» была одной из тех важнейших как бы мелочей, что подточили веру людей в коммунистическую власть, а в конечном итоге и саму эту власть. С нынешним уродством справиться будет даже легче — оно само напрашивается.

Так что смелей, юноши и девушки! А мы, ветераны секса, будем за вас болеть. Уверен, вы не оскорбите наши чувства!

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:43)