Филин

Виктория Прокопович

Романчук: «Можно будет сформировать в местах заключения бригады, чтобы они воспроизводили нужные образцы продукции»

Филин обсудил с экономистом, смогут ли белорусские власти использовать продукцию колоний для импортозамещения.

На днях в российском Екатеринбурге прошла выставка продукции Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) — в ней приняли участие 30 колоний из разных регионов.

Как сообщает местная Областная газета, представители ГУФСИН РФ по Свердловской области заявили, что «колонии вполне могут занять и место IKEA. Если сравнивать мебель – у нас и качество лучше, и цены ниже».

Департамент исполнения наказаний (ДИН) МВД Беларуси тоже предлагает немаленький каталог продукции — больше сотни страниц, от посуды до мебели и от форменной одежды до спорткомплексов и оборудования для детских площадок.

В структуре 15 предприятий, 4 филиала и 9 производственных мастерских, а количество «постоянных рабочих кадров», в том числе политзаключенных, не уменьшается.

«Сотрудничая с нами, вы приобретаете стабильных, надежных и долговременных партнеров», — гласит сообщение на официальном сайте ДИН на русском и английском языках. Также структура МВД, как бы удивительно это ни звучало по теперешним временам, приглашает к сотрудничеству инвесторов.

По сведениям международной правозащитной организации IGFM, еще недавно продукцию, произведенную белорусскими заключенными, можно было найти даже за рубежом — в частности, через иностранных посредников продавалась мебель. При этом в санкционных списках конкретные предприятия ДИН не фигурируют, хотя из-за ограничений им и стало сложно попасть на европейские рынки.

Высокие нормы выработки, несоблюдение хоть каких-то трудовых прав и унизительно низкие зарплаты политзаключенных, от нескольких копеек до пары десятков рублей, стали в Беларуси притчей во языцех (так, в августе 2021-го экс-банкир Виктор Бабарико после всех удержаний получил 1 рубль 60 копеек).  Зато почти рабский труд позволяет выставить низкие — и очень привлекательные для покупателей — цены.

«Это будет способ распилить бюджеты: сидите на наших стульях, пейте из наших чашек и складывайте робы в наши шкафы»

О том, смогут ли белорусские власти также «импортозаместить» ушедшие из страны производства за счет труда заключенных, Филин поговорил с экономистом Ярославом Романчуком.

— Начнем с того, что это восстановление «добрых» советских традиций — красть интеллектуальную собственность. Ведь продукция IKEA — это не просто взять и сбить пару досок, есть целые научные лаборатории, которые делают все, чтобы человеку было удобно, — говорит эксперт.

И кто бы ни пытался копировать эту мебель, заключенные или мебельные фабрики (а мне приходилось слышать, мол, белорусы скопируют все, что угодно), это все равно будет узаконенным воровством интеллектуальной санкции.

Вторая традиция — тоже советская, в стиле призыва Лукашенко возродить лучшие традиции военного коммунизма, — это «шарашкины конторы». Помните, как было когда-то на таможне: нужен, например, в конфискате стиральный порошок, а его нет — давайте-ка конфискуем его пару фур.

Так и здесь, будут в тюрьмах специальные люди следить: скажем, не хватает инженеров — значит, нужно арестовать и посадить парочку за нарушение закона о массовых мероприятиях. Или программистов, или еще каких-то специалистов. Так можно будет сформировать в местах заключения целые творческие коллективы, бригады, чтобы они воспроизводили нужные образцы продукции.

Использование фактически рабского труда — общая на данном этапе для Беларуси и России особенность формирования тоталитарных систем.

И третий момент — на такое «импортозамещение» будет выделяться ресурс в рамках инновационного развития. Чтобы показать, что IKEA не просто развинтили, а над этим работала Академия наук, целый исследовательский институт.

Это будет способ распилить бюджеты и продемонстрировать, как в Беларуси все хорошо с инновационным развитием: сидите на наших стульях, пейте из наших чашек и складывайте робы в наши шкафы.

Вот сколько всего скрывается за, казалось бы, простым решением заменить IKEA или делать подобную мебель. А чтобы никто не прицепился, как в случае с «Вкусно и точка», придумают какое-нибудь соответствующее название, и вместо IKEA будет «Иго-го».

По мнению экономиста, причины того, что предприятия ДИН не попали в санкционные списки ЕС и США — относительно небольшие объемы производства:

— Если бы они занимали значимый сегмент рынка — два, три, пять процентов — тогда их заметили бы. А поскольку многое расходится по госучреждениям, школам, больницам, то ЕС, конечно, не будет заниматься локальным рынком, да и не сможет сюда зайти, чтобы что-то ограничить.

«Многие и к труду заключенных относятся так же: если я работаю за копейки, они что, лучше, что ли?»

Этический аспект, отмечает Ярослав Романчук, здесь волнует покупателей менее всего:

— В нашей стране и понятие «частная собственность» с трудом воспринимают, а интеллектуальная — это вообще что-то далекое, из космоса. Поэтому для значительной части населения Беларуси, как и России, не стоит вопрос, как повлиять на использование подобного рабского труда — тюремные практики у нас не имеют никакого осуждения.

Для того, чтобы возмущаться, нужно знать и понимать, что такое права человека. А концепция прав человека у нас такая «подгулявшая», отсюда и отношение: ну, пусть работают себе, исправляются трудом.

Когда-то родители начали возмущаться, чтобы детей не загоняли насильно «на картошку», так возник ожесточенный спор — мол, нет, нужно воспитание трудом, что вы против этого имеете.

Поэтому многие и к труду заключенных относятся так же: если я работаю за копейки, они что, лучше, что ли? Пусть тоже попробуют рабского труда. К тому же это прекрасно укладывается в концепцию военного коммунизма, как и институт дедовщины: над тобой год издевались, а после ты получаешь аналогичное право. И значительная часть населения не думает о том, что следует прекратить эту порочную практику, что это варварство, а считает: я же страдал, пусть и другие пострадают.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(16)