Общество

Дмитрий Косач

Путин XIX века развязал войну, которая закончилась трагически и для России, и для него самого

«Салідарнасць» в рамках спецпроекта «Власть» рассказывает, как «Николай Палкин» довел Россию до катастрофы, начав войну за «освобождение» православных народов.

Николай I – Путин XIX века

К 1853 году царь Николай I правил Российской империей уже 28 лет. Начав с подавления восстания «декабристов», за последующие годы он создал внутри страны полицейский режим, уничтожил ростки гражданского общества, усилил цензуру и репрессии. Среди прочего было жестоко подавлено восстание 1830-1831 годов, проходившее в том числе на территории Беларуси.

Из-за Николая I у России появился имидж «жандарма Европы»: в период «весны народов» 1848-1849 годов российские войска задушили революцию в Венгрии – просто из солидарности с Австрийской империей, откуда мадьяры хотели выйти.

Многое о годах правления этого царя говорит и данное ему народом прозвище «Николай Палкин».

Разобравшись с инакомыслящими внутри России император решил, что пришло время великих внешнеполитических свершений. Жертвой была выбрана Османская империя, которая к середине XIX века находилась в упадке. Николай I начал «освобождение» православных народов, находившихся под властью Турции.

«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги»

«Восточная война», прозванная позже «Крымской», продлилась несколько лет (1853-1856 гг.). На первом этапе в России царила эйфория: ее войска заняли княжества Молдову и Валахию (юг современной Румынии) и разгромили турецкий флот.

Но дальше все пошло не так, как планировали в Петербурге. Одним из самых страшных просчетов Николая I стали слишком лестное представление о собственной армии и  недооценка решимости западных стран. Военной агрессией российский император сумел примирить Великобританию и Францию, которые отказались равнодушно наблюдать за тем, как Россия под маркой «освобождения» православных народов (в том числе Болгарии и Сербии) будет устанавливать полный контроль над Черным морем и пробивать себе коридор в Средиземное.

В сентябре 1854-го более 60 тысяч союзных войск высадились под Евпаторией, намереваясь атаковать Севастополь – главную базу царского Черноморского флота. Уровень российского командования оказался таков, что французско-британский десант даже не встретил сопротивления.

Английские и французские офицеры в Балаклаве. Фото Роджера Фентона, вошедшего в историю в качестве первого военного фотокорреспондента
Палаточный городок у Севастополя

Хотя в тот период Николай I писал Наполеону III, что «Россия в 1854 году та же, что была в 1812 году», на деле оказалось, что ее армия вовсе не так сильна, как могло показаться. Союзники довольно легко добрались по суше до Севастополя, а Россия пошла на корабельное самоубийство – затопила у города свой флот, чтобы не допустить захвата крепости с моря.

Затопление кораблей Черноморского флота. Картина Ивана Владимирова

Выявилась грандиозная техническая отсталость российской армии: у кораблей союзников был паровой двигатель против парусов у российских, а у солдат – нарезное оружие вместо гладкоствольного. Наблюдались проблемы даже с обмундированием – «спасибо» надо было сказать расцветшей при правлении Николая I коррупции.

Писатель Лев Толстой, участвовавший в Крымской войне, написал сатиру на российское командование, проигравшее битву на подступах к Севастополю. Там были строки, ставшие затем пословицей: «Чисто писано в бумаге, да забыли про овраги».

«Генерал Февраль оказался предателем»

После высадки союзников в Крыму ментально застрявший в прошлом Николай I пытался бодриться. Он по-прежнему искал для себя надежду, вспоминая о войне с французами в 1812-м. «Нам помогут генералы Декабрь, Январь и Февраль», – заявил российский император, словно забыв, что на этот раз война проходит на юге.

«Сражение на Черной речке». Картина Пауля Леверта, 1855 год

Со временем плачевная ситуация на фронте становилась все более очевидным фактом. Но до окончания войны Николай I не дожил. В феврале 1855 года, когда уже шла осада Севастополя, он сильно простудился, принимая парад в легком мундире. После его смерти, пошли разговоры, что император искал смерти, увидев позорное окончание войны.

Британская пресса жестоко пошутила над Николаем I: там вышла карикатура с текстом «Генерал Февраль оказался предателем».

Невыученные уроки

Союзники захватили Севастополь в сентябре 1855 года – после почти года осады. Но заслуга героической обороны принадлежала не Николаю I или выстроенной им вертикали власти, а самоорганизовавшемуся населению, по сути, гражданскому обществу.

Панорама «Оборона Севастополя»

Идти вглубь России союзники не хотели, восхождение на престол Александра II давало сторонам возможность завершить войну.

Военная авантюра дорого обошлась Российской империи: ее армия была разбита (около 120 тысяч погибших в боях и 180 тысяч умерших от болезней), ей запретили иметь военный флот в Черном море (водное пространство «демилитаризировали»), ее экономика оказалась в упадке, влияние в регионе Черного моря было потеряно.

Стоит также отметить, что союзники еще довольно мягко обошлись с Россией: помогли опасения Франции насчет роста влияния Англии.

Как писал русский и советский историк Евгений Тарле, «война глубоко изменила прежние отношения России». Она перестала играть в Европе роль уважаемого политического арбитра, которую получила после победы над Наполеоном.

Однако, несмотря на то, что Крымская война закончилась трагически и для империи, и для ее лидера, в современной России ее причины и последствия словно забыты. Путин, как и Николай I, застрял в прошлом, ориентируясь на «золотой век» империи.

Генри Киссинджер (и не только он) в прошлом уже прямо сравнивали Путина с Николаем I. А газета Le Monde утверждала, что в кабинете российского президента стоит портрет этого императора. У истории выйдет хорошая шутка, если последствия войны против Украины окажутся для России такими же, как в середине XIX века.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(51)