Павел Серов

Путин не дает Лукашенко покоя по поводу изменения Конституции

В пятницу о необходимости изменения политической системы Беларуси говорили и Лукашенко, и Путин с Меркель.

20 августа на церемонии вручения государственных наград силовикам (безымянных героев спрятали от народа) Александр Лукашенко вдруг решил высказаться об актуальности проведения референдума по изменению Конституции.

Сначала он высказал мысль, которую решил приписать не себе, а силовикам.

– Хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство (это из вашей среды – милицейской, Вооруженных Сил) – некоторые наши военнослужащие (они так не говорят, но я скажу более жестко) не понимают: ну зачем президенту этот референдум, ну зачем эта Конституция (обновление Конституции), да не нужно это делать, – сказал Лукашенко (цитируется по его пресс-службе).

Но затем правитель начал объяснять, почему референдум все-таки нужен.

– Ребята, нет! Мы не можем так поступить. Во-первых, мы пообещали. Во-вторых, вы же помните их лозунг: «Перамены, перамены, перамены». И мы сказали: да, нужны перемены, – отметил Лукашенко.

Самое забавное, что в этой же речи сторонников перемен правитель прямо назвал «врагами». Присутствовавшие в зале силовики должны были удивиться: выходит, Лукашенко пошел на поводу у врагов.

Видимо, понимая, как неубедительно звучит его объяснение необходимости изменения Конституции, правитель привел еще один аргумент. Прямо скажем, не менее странный для сторонников «стабильности».

– Мы не можем заморозить в стране ситуацию и обстановку, ибо повторятся брежневские времена. Молодые люди этого не помнят, но мы-то, старшие, хорошо помним этот период застоя. Поэтому нужно движение вперед, нужны эти перемены. И тогда мы сказали: да, нужны, но эти перемены должны быть законными. То есть если идти к переменам, надо начинать с Конституции, – заявил Лукашенко.

С чего вдруг правитель начал убеждать силовиков в необходимости «перемен»? Нельзя исключать, что Лукашенко уже знал, что белорусская тема будет обсуждаться в тот же день на переговорах Путина и Меркель.

Фото kremlin.ru

На пресс-конференции по их окончанию стало в который раз очевидно, кому же именно Лукашенко обещал изменение Конституции и почему, несмотря на все свое неудовольствие, вынужден держать свое слово.

— Считаем, что противоречия внутри белорусского общества могут быть решены только в рамках конституционно-правового поля и исключительно самими белорусами без внешнего вмешательства, — заявил Путин.

Вероятно, в пятницу Лукашенко высказываниями о необходимости изменения основного страны решил сыграть на опережение, чтобы принуждение со стороны России не выглядело так явно.

Но чего именно требует от правителя Беларуси Кремль? Возможный ответ – в том же выступлении Лукашенко перед силовиками. Он так описал будущее политическое устройство и свое место в нем:

– Конституцию надо делать нормальную. Без всякого двоевластия. Чтобы президент был президентом, главой государства, и так далее. Но Всебелорусское народное собрание надо сформировать таким образом, чтобы оно интересы всего общества представляло...

Роль Всебелорусского народного собрания я вижу в том, чтобы наше поколение – Вольфовичей, Тертелей, Кубраковых даже, несмотря на его молодость – мы могли отойти и не мешать молодежи строить государство. Отойти на какие-то запасные позиции (военные меня поймут), чтобы видеть, что происходит в стране. И если кто-то дрогнет, мужики, мы с этих позиций должны подключиться.

Навумчык: Як чытаць заяву Пуціна пасьля сустрэчы з Меркель

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.2 (оценок:135)