Общество

Ирина Морозова

«Понимаешь, есть такое понятие – обязательная школьная форма. Это как форма в армии, тут нет «хочу» или «не хочу»

«Салiдарнасць» заглянула на школьные базары в Минске. Хотелось своими глазами увидеть, что с обещанными властями ассортиментом, качеством и доступностью по цене.

В середине июля по всей стране начали работу школьные базары. Как сообщили чиновники, отпускные цены на школьные товары увеличились по сравнению с прошлым годом на 10%, зато, говорят, выбор богатый – «более 200 моделей швейных изделий, порядка 70 моделей трикотажных изделий, около 70 моделей обуви для мальчиков и девочек».

К примеру, по подсчетам специалистов ГО «Столичная торговля и услуги», родителям учеников в Минске школьная экипировка в целом (включая канцелярию и спортивную форму) обойдется от Br330 до 1300.

Корреспондент «Салідарнасці» прошлась по нескольким школьным базарам в столичных универмагах и посмотрела, что стоит за этими цифрами.

«На Немиге»

Утром в выходной в торговом доме «На Немиге» достаточно оживленно: кто-то только приценивается, во что обойдется подготовка к учебному году, а кто-то целенаправленно пришел со списком и комплектует гардероб. Многие пришли целыми семьями.

— Помнишь, ты говорил, что можно найти и недорогое, и симпатичное, — обращается к мужу молодая женщина с сыном, по виду первоклассником. С легкой ехидцей обводит рукой черно-синие ряды брюк и пиджаков. – Выбирай!

Спокойных детей в отделе ровно двое, и те – манекены. Все остальные крутятся, хихикают, ноют, галдят, бегают, нетерпеливо или покорно примеряют выбранные родителями вещи – и довольно критично оценивают усилия отечественных производителей.

— Вот не пойму, то ли я лучший работник месяца, то ли на похороны собрался, — изрекает юный философ лет десяти, рассматривая себя в зеркало в пиджаке и при галстуке.

— Хочешь сказать, галстук только на похороны надевают? – подтрунивает отец.

— Этот – уж точно не на праздник, слишком мрачный, — скептически хмыкает мальчик.

А за колонной, среди девчачьих блузок и сарафанов, бабушка с внучкой перебирают белые, голубые и даже розовые джемперы-«обманки», чтобы как-то оживить черный и серый – такие цвета выбрали в качестве обязательных в школе, где учится девочка.

«Хоть бы беленькое кружево нашили, все не так мрачно было бы», — ворчит пожилая женщина, пытаясь собрать комплект.

Через несколько рядов мама сравнивает модели брюк на мальчика-подростка:

— Эти слишком широкие. Эти залоснятся моментально. А эти как? Тебе вообще не интересно, что ли?

— Ты же все равно купишь не то, что мне нравится, — флегматично пожимает плечами тот.

— Потому что то, что тебе нравится, стоит как крыло самолета! – кипятится женщина.

— Вот видишь, мы опять не пришли к консенсусу. Тогда давай купим, что подходит по размеру, и поехали отсюда.

— Нет, поедем-ка мы в ЦУМ, здесь все уныло с цветами и выбора нет почти, разве что на младших детей, — вздыхает мама.

ЦУМ

ЦУМ, полдень. В детском отделе – нескончаемый людской водоворот, а между некоторыми рядами вешалок натуральные пробки и заторы. Впрочем, девушки-консультанты уверяют, что настоящая «жара» здесь начнется во второй половине августа, а пока даже очередей в примерочные как таковых нет.

— Что я тебе скажу: на что можно без слез взглянуть, более-менее приличное, то от 70 рублей начинается, — объясняет кому-то по телефону молодая женщина. – И блузки тоже. А нужна как минимум блузка парадная и повседневная, юбка, сарафан, брючки… Так что только по скидкам. И лучше не в выходной, здесь сейчас толпы народу.

— Ой, мам, смотри, какой рюкзак клевый! Я бы с таким ходил, — на весь отдел радуется какой-то парнишка.

— Покажи? Ага, хороший. И ортопедический. И стоит 200 рублей. Давай обождем пока с рюкзаком, ладно? – предлагает мама. – Нам вон жилетку тебе выбрать надо, а у них у всех такой вид, как будто десять лет на складе провисели.

Многие школы выбрали в качестве «отличительного элемента» жилетки – видимо, поэтому вешалки с этим предметом одежды уже полупусты, а выбор не сказать, чтобы широк.

Есть связанные буквально в одну нитку, зато дешевые варианты ценой в 25 рублей. Ни красивыми, ни удобными они не выглядят. Более аккуратные модели с неким разнообразием цветовой гаммы (светло-серый, бордовый) имеют ценник уже в районе 40 рублей, но почему-то пользуются меньшим спросом.

В обувном уголке публики куда как меньше. Мало того, что хорошая детская обувь ничуть не дешевле взрослой (а кожаная стоит от 100 рублей и выше), а «официально-деловые цвета» мало кого из детей вдохновляют.

Как призналась одна из мам школьников-подростков, каждый раз встает дилемма: или купить ботинки для школы в начале лета, пока есть выбор, и переживать, не случится ли за пару месяцев скачок роста, или тянуть до последних чисел августа, но выбирать из того, что останется на полках.

— Как тебе? – спрашивает у дочери-тинейджера мама, извлекая из одежных недр черно-белое платье в рубчик, от которого несколько рябит в глазах.

— Тебе честно или вежливо? – склоняет голову к плечу девушка.

— Давай сначала вежливо.

— Скажем так, несколько не подходит мне по стилю и фасону.

— А если честно?

— Тогда два «у»: унылый ужас, — вздыхает барышня.

Неподалеку порядком взмокшая семья примеряет на щуплого мальчика, видимо, уже не первый за сегодня пиджак.

— Ну, где «нормально»? – возмущается ребенок. – Посмотрите, где плечи и какой он широкий. Я в нем буду, как подстреленный!

— Ничего, для сельской местности сойдет, — с улыбкой пытается уговорить его отец.

— А я не в сельскую местность пойду, а в школу. Это тебе на него один раз посмотреть, а мне носить каждый день, — по-взрослому рассудительно возражает мальчик.

В рядах платьев не менее ожесточенно спорят отец с дочерью: мужчина предлагает строгое платье с воротничком, которое девочка презрительно называет «что-то мэрипоппинсовское», а он, в свою очередь, и смотреть не хочет на платье с кружевной отделкой и воротником-жабо – оно вдвое дороже первого.

— Ладно, — первой сдается девочка, — лучше идем, шорты посмотрим.

— Шорты – в школу?!

— А что ты удивляешься, есть такие модели. У нас же пока не одинаковая форма, дай хоть что-то нормальное выбрать…

ГУМ

В ГУМе, на удивление, людей гораздо меньше, но споры между поколениями не менее упорные.

— Понимаешь, есть такое понятие – обязательная школьная форма. Это как форма в армии, тут нет «хочу» или «не хочу», — раздраженно выговаривает одна из посетительниц дочке-старшекласснице.

— А если как в армии, почему только дети должны носить эту жуть – пусть тогда и учителя надевают униформу! – огрызается та. – А то опять нашли крайних.

Стайка мальчишек, напротив, к неизбежному выбору формы подходит с юмором – ребята примеряют не только пиджаки, но и образы.

—Вот надел, и сразу как будто директор. Теперь зовите меня Юрий Василич, — важничает у зеркала один из подростков.

— Ладно, будь как директор, а я зато в этих штанах как физкультурник. Ребят, метнитесь, мяч достаньте! – смеется второй.

Детям важнее удобство и внешний вид, взрослым – цена и состав. Когда удается прийти к компромиссу, счастливы те и другие, хотя родители иногда и напрягаются – «а мы точно в 200 рублей уложимся, а то я больше не брал с собой?».

— Объясните мне, что это за дискриминация – почему почти на всех школьных платьях нет карманов? – спрашивает у сотрудницы магазина женщина средних лет. – И почему многие модели заканчиваются на росте 160 — чем производители вообще думают, они детей-то современных видели?

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.5(16)

Читайте еще

Коршунов: «В 2020 году белорусы зарубежья осознали себя белорусами. Они выделились из общего постсоветского русскоязычного пространства»

Мнение простой россиянки: «Я за эту политику двумя руками. Хотя сложно, конечно»

Конвейер репрессий. Журналисту Анджею Почобуту предъявили новое обвинение. В Беларуси плюс 15 новых политзаключенных. В Волковыске многодетную мать оштрафовали за орнамент на руле и бело-красную сумку

Глас народа: «Мы что, звери какие-то, что нас нужно запирать в клетке?»

Конвейер репрессий. В Гродно задержан независимый наблюдатель. В Беларуси плюс шесть новых политзаключенных. ГУБОПиК задержал бывшую сотрудницу МТЗ. «Спецоперация» по задержанию минчанки: силовики забрались в квартиру через окна и двери

Боец с позывным «Хутор»: «Мы все приехали сюда, понимая, что без смерти не обойтись. Чья она будет, твоя или того, кто рядом, — этого мы не знаем»