Политолог: «Вариантов развития событий гораздо больше, чем один, и все не очень хорошие»

Политологи — о «сакральной дате» и возможных действиях Кремля.

YouTube-канал «И Грянул Грэм» собрал мнения известных российских политологов о том, насколько велика вероятность мобилизации на 9 мая, и каких действий стоит ожидать от Кремля, который не может предъявить обществу успехов во второй фазе войны.

— Я не верю, что 9 мая — это какая-то контрольная точка для Путина, — говорит политолог Федор Крашенинников. — Это очень старая концепция, которую никто официально в Москве не озвучивал, ее придумали по нашу сторону границы. Может быть, такой план и был в начале всей этой авантюры, но уже давно понятно, что к 9 мая победы никакой не будет. Наивно полагать, что Путин сидит и думает, что за несколько дней ситуация изменится.

Думаю, что 9 мая Путин снова сделает вид, что все идет по плану. Понятно, что праздник будет использован для пропаганды. Потому что чем дальше, тем больше, к сожалению для всех тех, кто помнит истинное значение Дня Победы над гитлеровской Германией, Путин превращает его в какой-то свой праздник своей борьбы с Украиной и Западом. Очевидно, что будут громкие заявления и высказывания.

Насчет мобилизации — я не удивлюсь, но не уверен, что так все будет. Возможно, начнется не всеобщая, а частичная мобилизация, как менее проблемная для Путина.

Объявить войну в День Победы — это какая-то совсем уж мрачная история. К тому же я не помню, чтобы Россия или СССР кому-то официально объявляли войну — это некая буржуазная процедура, недостойная наследников Сталина… Хотя в итоге может быть все, и вариантов развития событий гораздо больше, чем один, и все они не очень хорошие.

— Пойдет ли Путин после Украины в Молдавию, Приднестровье, или эти планы поменялись? В теории, конечно, его это интересует, но практически видно, что происходит очень быстрое истощение ресурсов, — отметил политолог Валерий Соловей.

Даже при суженном перечне целей нет абсолютной уверенности в том, что эти цели будут достигнуты. Поэтому не сходит с повестки дня вопрос об использовании тактического ядерного оружия, это постоянно обсуждается, и пострадавшей стороной здесь может оказаться одна из стран Балтии либо Польша.

Это часть военной доктрины России — «неэскалация через эскалацию», то есть, если мы покажем, что готовы весь мир превратить в труху, то сможем диктовать свою непреклонную волю разгоряченному мировому сообществу. Честно говоря, все выглядит крайне пессимистично, и мы находимся в ситуации, очень близкой к Карибскому кризису…

— Я бы не сказал, что после 24 февраля система пошатнулась, — говорил в более раннем интервью политолог Дмитрий Орешкин. — Вне зависимости от того, как на самом деле идут дела, для того, чтобы держать народ в подчинении и контролировать территорию вместе с ее природными богатствами, населению надо рассказывать победные сказки.

В этом смысле ситуация абсолютно советская — даже уже не брежневская, а сталинская. Ведь Сталин ухитрялся «забивать баки» населению, скажем, про победоносный ход коллективизации, когда люди вымирали миллионами. Или когда через 10 недель после начала Великой Отечественной войны отдал врагу Ленинград в кольцо губительной блокады, чего невозможно было себе представить в царской, лапотной России, и положил 27 миллионов человек…

И тем не менее, он был настолько сильной личностью, что сам верил в свою победоносную роль, и других заставлял верить — а тех, кто начинал сомневаться, он расстреливал, и вместо них пришли другие, кто верил, что Сталин великий вождь и все может сделать.

С Путиным — примерно то же самое. «Старики», проинформированные люди наверху, понимают, что он облажался, если называть вещи своими именами. Пошел по шерсть, затеяв маленькую победоносную войну, а вернулся стриженым, и с каждой неделей это становится все более очевидным.

…Но они прекрасно знают, что эта страна, эта политическая модель держится на тотальном зомбировании населения. Этот трюк изучили на опыте нескольких поколений, и если кто-то скажет «не так», его свои же мгновенно сожрут, еще до того, как он рот успеет открыть.

Для этой вертикали главное — виртуальная реальность. И ведь люди верят, что они воют с НАТО, что защищаются от украинской агрессии, выкидывают из головы очевидные вещи о том, что российские танки на чужой территории стреляют по чужим городам, и никакой украинец, а тем более натовец, на территорию могучей России не наступал до того, как началась военная эпопея, как Россия по всем правилам ООН стала агрессором и оккупантом.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(22)