Филин

Валерия Перепелкина

Политолог: «Многие изменения в Конституцию делаются с учетом, что президентом может быть кто-то другой»

Эксперты — о реформах в управлении страной.

Накануне правитель Беларуси на совещании с членами конституционной комиссии снова говорил о своем преемнике и его роли в государственной системе.

Филин собрал мнения политологов о том, какую цель преследует Лукашенко, каждый раз затрагивая тему нового президента.

— Это уже далеко не первые такие рассуждения, — отмечает политолог Валерий Карбалевич. – Он говорит об этом постоянно, когда речь идет о новой Конституции. Лукашенко объясняет таким образом, зачем нужен конституционный статус всебелорусского народного собрания.

А ВНС этот статус нужен для контроля за будущим президентом. Лукашенко хочет возглавить всебелорусское народное собрание или какой-то его руководящий орган и контролировать деятельность нового руководителя, чтобы он был послушным и действовал в тех рамках, которые считает правильными сам Лукашенко.

Вопрос, когда это случится. Надо посмотреть, какими будут переходные статьи Конституции, когда она вступает в действие, будут ли досрочные президентские выборы — все это более важно, чем референдум и новый Основной закон.

Политолог Андрей Казакевич полагает, что в данном случае тема преемника озвучивалась, так как политическая реформа и реформа Конституции — одни из механизмов обеспечения транзита власти:

— Многие анонсированные изменения делаются именно с учетом того, что президентом может быть кто-то другой. Если вспомнить, после начала политического кризиса сама дискуссия о конституционной реформе проходила как раз в этих рамках.

Есть понимание даже во власти, что Лукашенко не вечен, многие вопросы он уже не может решать, поэтому нужно как-то думать о том, чтобы переформатировать политическое поле. Это даст возможность смены власти.

Когда это будет — мы не знаем, да и они не знают, я думаю. Но сама по себе реформа для этого и задумывалась – придумать новые механизмы контроля за ситуацией.

Наверное, где-то осенью 2020 года, у кого-то были надежды, что такая реформа может действительно отчасти успокоить общество. Что преобразования на самом деле будут значить какие-то политические изменения. Соответственно, система станет более открытой, потому что основной запрос народа был именно на демократизацию.

Но, очевидно, что в том формате, в котором это делается сейчас, никаким образом реформы не станут ответом на запросы белорусского общества. Скорее, Конституция ограничит возможность обычных людей определять, кто находится у власти.

Кроме того, нужно понимать, что Основной закон готовился в рамках административных процедур, учитывалось мнение только одной политической группы, правящей на данный момент. Не было никакого внутреннего диалога, чтобы реформы были приемлемы для народа. Не было, скажем, и обсуждений с оппозиционными организациями.

Да и сам референдум происходит в условиях репрессий против структур гражданского общества, активистов, СМИ. И, конечно, в таких условиях говорить о том, что реформа делается для ответа на запросы общества, не приходится.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.5(53)