Экономика

О поведении Пекина: «Друг познается нигде»

Старший научный сотрудник Фонда Карнеги Александр Габуев пишет для Коммерсантъ, протянул ли Китай руку дружбы РФ в это непростое время.

Два месяца, прошедшие с начала военной операции на Украине, подтвердили простую истину: России не стоит рассчитывать на безоговорочную поддержку Китая. Продолжая публично говорить о беспрецедентном уровне дружбы с Москвой, Пекин будет настороженно подходить к практическому сотрудничеству. И пока не будет делать ничего, что для США и ЕС могло бы выглядеть как попытка помочь Кремлю обойти санкции.

Фото: Московский центр Карнеги

Для тех, кто наблюдает за ситуацией давно, в таком поведении нет ничего удивительного. Реакция Пекина напоминает подход КНР после присоединения Крыма и начала конфликта в Донбассе. Китайские дипломаты заготовили набор тезисов, из которых выбирают нужные в зависимости от собеседника.

В разговорах с украинскими и западными политиками представители КНР упирают на то, что они выступают за мир, о начале операции узнали из новостей, поддерживают территориальную целостность и суверенитет Украины, а также не признают ДНР с ЛНР и не считают Крым российским. В общении же с российскими коллегами китайские лидеры говорят, что не поддерживают односторонние санкции против РФ, а также критикуют расширение военных альянсов во главе с США в Европе и Азии.

Как показали недавние попытки США и ЕС, заставить Пекин определенно занять чью-то сторону не получается — в ответ на каждый аргумент представители КНР с еще большим упорством повторяют заранее заготовленные тезисы. Внутренняя пропаганда в КНР занимает сторону России, но это объясняется тем, что для Пекина кризис на Украине — просто еще один повод рассказать согражданам о деструктивной роли коварной Америки.

В отношении санкций Китай занимает такую же прагматичную позицию. Пекин делает многое, что пока еще позволяет делать санкционный режим: качает из России газ, покупает металлы, нефть, уголь и другие виды сырья, причем многие из этих товаров продаются в КНР с существенной скидкой.

Все, что санкциями запрещено, Китай не делает: зависимость от рынков, капиталов и особенно технологий Запада слишком велика, чтобы рисковать доступом к ним ради российского рынка. В Пекине учитывают, что практически все статьи импорта (кроме оружия и некоторой продукции гражданского машиностроения) из РФ можно купить где-то еще, а для экспортеров Россия — далеко не самый крупный рынок. Для игроков из КНР нередко проще перестраховаться и вообще не вести бизнес с контрагентами из РФ, чем разбираться в тонкостях санкционного режима.

Будущее российской экономики — как и контуры санкционного режима — предсказать крайне сложно. Любые новые инциденты с гибелью мирных жителей Украины и ужасными кадрами будут навлекать на Россию новые санкции. Пока активная стрельба не закончится, не закончится и санкционное давление.

А значит, для Пекина пока что рано решать, с кем из российских партнеров можно сотрудничать. Кроме того, на фоне проседания экономики РФ китайская переговорная позиция улучшается с каждым днем, а некогда заносчивые олигархи и главы госкомпаний из РФ становятся все более сговорчивыми. Так зачем спешить с какими-то договоренностями?

Через какое-то время Пекин поймет, каков контур санкционного режима, насколько американцы настроены вводить вторичные санкции и за какие сделки, и только потом уже можно будет думать над тем, как извлечь из этой ситуации максимальную выгоду для себя. Разумеется, не забывая повторять, что лучше друга, чем Китай, у России не было и нет.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(24)