Общество

Ирина Дрозд

«На Рождество давали жареное яйцо, сказали, впервые за 20 лет»

Без родных и помощи, без посылок и свиданий, но с верой в себя. Как политзаключенный Антон Сотников попал в колонию усиленного режима за банку зеленки.

Политзаключенные — общая боль, которая объединяет белорусов в последние два года. Огромной радостью для узников режима являются любые весточки с воли. Чаще связь с ними держат родные.

Но есть ситуации особенно печальные. Именно в такой оказался 29-летний политзаключенный Антон Сотников из Бреста.

Антон Сотников, фото из соцсетей

Его историю «Салідарнасць» узнала от разных людей, которые переписываются с молодым человеком.

Много лет назад мать Антона уехала жить в другую страну, забрав с собой двух дочек, но оставив сына-дошкольника на воспитание бабушки. 

— Почему так сложились обстоятельства — неизвестно. Получилось, что у него не было ни отца, ни матери, а «мамой» он называл бабушку, которую очень любил, — рассказывает со слов Антона человек, которому доходят письма от парня. — С отцом он начал общаться только после двадцати лет, сейчас связь они не поддерживают.

Несмотря на такую тяжелую травму, полученную в детстве, Антон — очень отзывчивый и, как сейчас говорят о многих политзаключенных, с обостренным чувством справедливости. Неудивительно, что он вышел 9 августа поддержать людей. 

Сам Антон, по словам его собеседников, не понимает, как попал в поле зрения силовиков. Его задержали единственный раз 8 февраля 2021 года, и с того момента он находится в неволе. Осудили парня по делу о «беспорядках в Бресте» — за участие в массовых беспорядках и за хулиганство.

— Якобы он бросил баночку с «зеленкой» в милицейскую машину. За это парню дали четыре с половиной года колонии усиленного режима! Это просто немыслимо, — возмущен еще один человек, познакомившийся с Антоном по переписке. — Таких неравнодушных людей, как Антон, еще нужно поискать.

Чтобы понять, какой это человек, приведу случай, о котором он сам рассказал. Это произошло буквально за пару дней до задержания. Антон стал свидетелем ужасного ДТП и пытался спасти жизнь человеку:

«В этот день я работал в деревне Вежное, строил крышу женского монастыря, — приводит отрывок из письма политзаключенного собеседник «Салідарнасці». — Я увидел, как к дороге вышла женщина, которая работала в монастыре поваром. Она ловила попутку, чтобы доехать домой.

По главной и второстепенной дороге двигались два автомобиля навстречу друг другу. Один не уступил дорогу, и они столкнулись. При столкновении машины задели женщину. Я оставил инструменты, соскочил с крыши и бросился туда.

У одного из водителей была разбита голова, но он был в сознании. А женщина лежала на земле и не дышала. Возле нее уже стоял мужчина, пытаясь оказать помощь. Вдвоем с ним мы качали ее 20 минут, пока ехала скорая: я делал искусственное дыхание, а он — непрямой массаж сердца. Было очень тяжело, но я понимал, что надо! И мы не останавливались.

Женщина уже была вся синяя, когда дыхание вернулось. А через пару дней меня закрыли. Мой адвокат говорил: давай на суде расскажем об этом. Но я решил, что не надо, это чужое горе, я такими вещами не пользуюсь.

А позже мне написали, что эта женщина не выжила, скончалась в больнице... Эта авария до сих пор стоит перед глазами».

— Антон очень переживал из-за этого происшествия, переживал за незнакомую женщину, рассказывал, что молился за нее, а на годовщину смерти ставил свечку в церкви колонии, — говорит собеседник.

Еще одним страшным ударом для парня стала смерть бабушки, которая ушла из жизни прошлым летом во время суда.

— После этого он писал, что почувствовал себя очень одиноким, — рассказывают про Антона.

Из его писем известно, что по образованию он инженер-строитель. После университета отслужил в десантных войсках. После армии, начале 2020 года, ездил в Чехию, где встречался со своими родными сестрами, с которыми был разлучен в детстве.

— Судя по его рассказам, он мастер на все руки, — делятся друзья по переписке. — С начала этого года его трижды переводили в разные отряды, и в каждом из них пользовались услугами Антона, как парикмахера. «Я очень красиво делаю мужские стрижки», — даже похвастался он.  

Вспоминает, что на свободе любил готовить, особенно — красиво оформлять блюда. Вообще, он человек творческий, свои письма всегда тоже старается как-то оформить.

В колонии молодой человек хотел записаться на языковые курсы, однако ему отказали как «политическому» заключенному.

— Антон рассказывает, что сначала его работа была связана с  деревообработкой. Потом его перевели «на металл». Он это назвал «чистка металла» и написал, что работа очень сложная, норма 40 кг в день.

Рядом с ним находятся как «политические», так и обычные заключенные. Пишет, что не со всеми готов общаться. Спасается книгами. Особенно проникся романом Дюма «Граф Монте-Кристо». Любит поэзию, читает Есенина и шлет его стихи мне в письмах, — говорит еще один собеседник «Салідарнасці».  

Также политзаключенный рассказывает, что когда разрешают, занимается на стадионе, участвует в спортивных соревнованиях между отрядами.

— Часто пишет про еду, потому что постоянно голодный. Похудел в тюрьме на 18 кг. Как-то написал, что мечтает съесть «жареную  картошку с грибным соусом с поджаркой и домашними котлетками».

Однажды ему удалось раздобыть апельсин, наверное, кто-то его так отблагодарил. Он описал это как яркое событие.

А вот еще такой отрывок из его письма: «Вчера был большой праздник – Рождество Христово! Администрация нам в честь такого праздника добавила в рацион питания жареное яйцо, жареную колбаску, драники и салат свекольный. У всех настроение было позитивное.

А после ужина мы смотрели с отрядом фильм «Рождение Христа». Хорошая пятница была. Я спросил у человека, который сидит уже 20 лет, как часто им давали жареное яйцо. И он сказал, что это первый раз за двадцать лет».

У него там питание очень скудное, нет ни посылок, ни «отоварки». Все это передать могут только прямые родственники, которые у Антона есть, но они с ним не общаются, — говорит об ужасных обстоятельствах собеседник «Салідарнасці».

Соответственно, у Антона Сотникова нет ни звонков родным, ни свиданий. 

— Не помню, чтобы он на что-то жаловался: «Мне не нужна помощь, я сам со всем справлюсь». Вопреки всему, что ему пришлось пережить, продолжает считать себя невиновным. Рассказывал, что ему предлагали написать прошение о помиловании, но он отказался. Из письма: «Я сильный. А когда мне пишут такие теплые слова, становлюсь еще сильней и понимаю, что не один! Я встану на колени только перед Богом или перед своим ребенком».

Люди, которые были с Антоном в СИЗО, отзывались о нем, как о щедром, трудолюбивом, добром и просто очень хорошем парне. А еще он очень романтичный. Пишет, что его самая большая мечта — создать крепкую семью и воспитывать двух дочерей.

Каждый свой конверт Антон подписывает фразой: «Все лучшее еще впереди!» Он верит и не сдается.

Единственная возможность поддержать этого политзаключенного — написать ему письмо.

Адрес для писем Сотникову Антону Николаевичу: ул. 1-я заводская, 8, ИУ «ИК-17», отряд 3, 213004, г. Шклов.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(16)