Филин

Иван Корсак

Морозов: «Даже если Россия и Украина не планируют войны, то у кого-то нога может сорваться с тормоза»

Российский политолог — о большой угрозе в нашем регионе.

Все больше разговоров ведется на тему того, что уже в ближайшее время может вспыхнуть военный конфликт между Россией и Украиной. Об этом говорят не только в Киеве, но и в Вашингтоне.

Насколько это реально и какая здесь может быть роль Беларуси? Эти вопросы Филин обсудил с политологом, научным сотрудником Центра российских исследований Карлова университета (Чехия) Александром Морозовым.

Александр Морозов. Фото из фейсбука

— Вопрос не в том, начнутся ли боевые действия прямо сейчас или в ближайшей перспективе. А в том, что резко возрастает милитаризация в регионе. Это происходит в результате целого ряда событий: в первую очередь — прекращение де-факто переговоров по нормандскому формату.

Мы имеем дело с новым тупиком относительно того, что Москва практически отказывается вести диалог с Киевом. Об этом свидетельствует публикация министром Лавровым переписки с двумя министрами иностранных дел Украины.

Еще один момент — Беларусь. Она изменилась как фактор, поскольку в результате политического кризиса в Беларуси сформировался альянс двух диктаторов. На наших глазах меняется представление о белорусско-украинской границе.

Также мы хорошо видим, что между Москвой и Вашингтоном идет какой-то процесс, более сложный чем год назад.

Мы видим, что администрация Байдена делает шаги по сдерживанию Кремля, для Москвы это очень болезненно. Видно, что Кремль сейчас в крайне нервном состоянии.

Развитие отношений между США и Украиной достаточно интенсивное в последний год. Президент Зеленский очень много сделал в этом отношении — это перевооружение украинской армии, более глубокие формы военного сотрудничества.

Все это вместе создает новый уровень милитаризации региона, а это делает ситуацию опасной.

Мы же видим, что Украина постоянно заявляет: мы не собираемся военным путем решать вопрос Донбасса. Россия говорит о том, что США пытаются ее спровоцировать.

Даже если ни одна из сторон не планирует никакой войны, то у кого-то может нога сорваться с тормоза.

Отсюда и разговоры, что если даже не война, то вооруженный конфликт может произойти в очень скором временном горизонте.

А какая может быть роль Беларуси в данном конфликте?

— В той ситуации, в которой оказался Лукашенко после неудачной попытки удержать власть, он превращается в прокси для Кремля. Если раньше его позиция была более дистанцированной от целей кремлевской политики, то сейчас Украина опасается, что сегодня-завтра Лукашенко признает Крым в обмен на московские преференции.

Кроме того, военное сотрудничество между Москвой и Минском в условиях белорусского политического кризиса смотрится совсем по-другому. Украина беспокоится, что Лукашенко ради того, чтобы поддерживать конфликт к Западом, может провести военную провокацию.

Украина сейчас оказалась в положении стран Балтии и Польши, ожидая, что в любой момент могут прозвучать выстрелы.

Все понимают, что повторное нападение России на Украину прозвучит совсем не так, как в 2014 году. Структуры НАТО подготовились, как отвечать на такую агрессию.

А вот возможный конфликт между Беларусью и Украиной опасен тем, что Кремль может выступить в роли фиктивного посредника, который будет предоставлять свои услуги по урегулированию конфликта. Это очень коварная конструкция.

Александр Морозов уверен, что повторить 2014 год, когда Беларусь стала посредником в конфликте России и Украины, уже не получится:

— Сейчас такого быть не может. Лукашенко зашел слишком далеко в конфликте с Западом. Он утратил возможность быть переговорной площадкой, выступать с позиции нейтралитета.

Более того, слова о нейтралитете хотят выбросить из новой редакции Конституции. Сейчас у него принципиально другое положение.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(24)