Филин

Виктория Захарова

Львовский: «К санкциям, которые вступили в силу после начала войны, белорусская экономика постепенно приспосабливается»

Эксперт — об уловке премьер-министра и о том, что может пойти не так в «замедлении ухудшения».

ВВП Беларуси в октябре сократился на 4,7% (до этого сентябрьское падение составило 3,3% к прошлому году). Об этом говорится в макрообзоре Евразийского банка развития.

Среди причин падения экономики аналитики ЕАБР называют снижение производства в сельском хозяйстве, углубляющийся спад в ИТ-сфере, проблемы в обрабатывающей промышленности, вероятно, вызванные сложностями со сбытом, а также логичное снижение инвестиционного и потребительского спроса. Поддержку ВВП оказало разве что строительство — и то не потому, что выросли показатели, а из-за замедления спада. По итогам 11 месяцев, полагают эксперты, состояние экономики Беларуси сохранится примерно на том же уровне — минус 4,7%.

Удивительное дело, но при этом в конце октября после доклада правителю премьер-министр Роман Головченко заявил, что валовый внутренний продукт страны прирастает — в сентябре на 0,2%, в октябре около 0,3%, и обещал до конца года «рост ВВП не очень бурный, но стабильный и уверенный».

О том, почему отличаются цифры экспертов и правительства, что произойдет, если планы властей не осуществятся, и каковы наиболее вероятные перспективы отечественной экономики к концу 2022 года, «Филин» поговорил со старшим научным сотрудником BEROC, доктором экономических наук Львом Львовским.

Лев Львовский

— То, что ЕАБР говорит о падении ВВП, а Головченко — о росте, вовсе не означает противоречия, — поясняет эксперт, откуда черпает хорошие новости белорусский премьер-министр. — Правильно оценивать, конечно, год к году: октябрь 2022-го — к октябрю 2021-го, сентябрь — к предыдущему сентябрю, и так далее, и у аналитиков ЕАБР как раз эти цифры. А Головченко, который всегда старается найти позитивные моменты, говорит о росте в абсолютных значениях.

Поэтому по отношению к прошлому году вполне может наблюдаться падение, а к предыдущему месяцу — небольшой рост. Правда, в нашем случае этот рост, если и есть, то настолько маленький, к тому же подвержен пересмотрам, что на него не стоит обращать усиленное внимание, отмечает экономист.

— Мы действительно видим по месячным данным, что падение экономики замедляется, и, возможно, в октябре цифры были несколько лучше, чем в сентябре.

— Вместе с тем, как видно из обзора ЕАБР, эффект от хорошего урожая постепенно уходит, и показатели в сельском хозяйстве ухудшаются. Можно ли уже сказать, чего ожидать к концу 2022 года?

— В мейнстримном сценарии — острая фаза кризиса на данном этапе завершена, падение затормозилось, и по итогам года мы, скорее всего, выйдем на цифру минус 4,7% ВВП год к году. Пока все к этому и идет.

Что может пойти не так? Есть несколько вещей. Во-первых, 5 декабря будет введен потолок цен на российскую нефть. Такие меры раньше не принимались никогда в истории, поэтому сейчас никто, на самом деле, не знает, сработают эти санкции в отношении России или нет.

Возможно, что РФ вместе со своими партнерами в Азии придумает схемы, как продавать все еще по высоким ценам, но может быть, что ограничения подействуют. Во втором случае, если случится ценовой шок на российскую нефть, — безусловно, это станет серьезным минусом и для Беларуси, в том числе потому, что уже не будет финансовой помощи в прежних объемах.

Каким образом Беларусь сейчас продает свои нефтепродукты — неизвестно, статистика по экспорту попавшей под санкции отрасли засекречена еще с прошлого года, напоминает Лев Львовский. Но есть вероятность, что продажа идет как раз через Россию. В таком случае, ограничения напрямую затронут и белорусские нефтепродукты.

— Второй момент, который может измениться, также касается санкций, — говорит экономист. — Это все еще живой процесс, время от времени принимаются новые пакеты, и мы заранее не знаем, что там будет: появятся ли новые ограничения или закроют часть «дыр» в прежних, которые страна постепенно научилась обходить.

Эффект от новых санкций, как правило, наиболее острый в первые кварталы после введения. К санкциям, которые вступили в силу после начала войны, белорусская экономика постепенно приспосабливается, поэтому рецессия замедляется.

К тому же стоит держать в уме, что потенциальное вступление Беларуси в войну (хотя военные эксперты оценивают его как маловероятное) также будет означать удар по экономике. Ослабить ее может и очень нестабильная экономическая политика властей — некоторые из их идей сами по себе могут приводить к разного рода кризисам.

Увы, мы не знаем, что в голове у Александра Лукашенко, придумает ли он, условно, новую заморозку цен или будет решено напечатать много денег для запуска инвестцикла — это непредсказуемые вещи, запускающие даже не прогнозы, а различные сценарии, и в каждом случае речь может идти о процентах ВВП.

Рецессия и падение ВВП — это уже «нормальное», обычное для белорусской экономики состояние, констатирует эксперт. Но, по его мнению, важно учитывать, что все еще не достиг дна негативный тренд в IT-сфере.

— Я бы говорил об этом, как о важном качественном изменении, потому что IT — наш потенциал роста на будущее. Падение в отрасли было довольно сильным, и оно все еще продолжается — то есть, мы перестает быть IT-страной.

Кризис когда-нибудь закончится, промышленность восстановится. А вот кластер IT может и не восстановиться.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.4(13)