Игорь Лещеня: Кремль ведет разведку боем

Бывший посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня оценил итоги и возможные последствия заседания Высшего Госсовета Союзного государства.

– Некое подковерное напряжение, проявившееся в обмене уколами на уровне телекомпаний незадолго до Высшего Госсовета (ВГС) Союзного государства, вдохновило ряд комментаторов на предположение, что теперь-то Кремль развернется в сторону протеста.

Но он не развернулся. И не видно, что собирается сделать это, – пишет экс-дипломат. – Кое-что, конечно, было.

Но в ворохе совершенно непроверяемой информации очевидным и неоспоримым оказывается только интервью Светланы Тихановской необычайно лояльному к ней Венедиктову.

При этом, отмечает дипломат, было еще одно «менее публичное, но не менее значимое событие» – прошедшая в сентябре онлайн-конференция Белорусско-российского экспертного диалога.

– Сам по себе факт дискуссий российских экспертов из группы «Европейский диалог» с опальными белорусскими не сильно примечателен. Не удивительно и то, что ряд участников «Европейского диалога» входят в состав созданного в соответствии с распоряжением президента Российской Федерации Некоммерческого партнерства «Российский совет по международным делам» (РСМД).

Интересно то, что запись конференции и информация о ней выложены на сайте РСМД.

Совет, хоть и является «связующим звеном между государством, экспертным сообществом, бизнесом и гражданским обществом», но его материалы обычно вполне вписываются в рамки «государевых подходов». На этом фоне размещение информации о конференции на сайте РСМД волне можно трактовать как получение системными российскими либералами благословения на такие контакты.

С точки зрения символов недавнее заседание, считает Игорь Лещеня, примечательно и датой его проведения, и способом, и местом нахождения российских участников.

Онлайн-формат встречи, по мнению эксперта, может свидетельствовать как о недостаточной судьбоносности подписанных документов, так и о сомнениях относительно белорусского пути профилактики коронавируса.

А вот пребывание Владимира Путина в Севастополе буквально вынудило хозяина минского Дворца Независимости реагировать на тему Крыма, что, в свою очередь, дало пищу для размышлений по разные стороны границы.

– Проведение заседания именно в отмечаемый в России День народного единства перебросило изящный мостик к «воле граждан наших стран к единению». (Неравнодушие к концепции «триединого народа» по-человечески понятно, но мне больше по душе произнесенное Путиным 4 ноября обращение «братский народ». Беларусь точно не станет «анти-Россией»).

А с учетом связанных с датой исторических событий – это явный «привет» Польше и Литве, где находятся штабы ранее приравненных Москвой к апологетам коллективного Запада сторонников протеста.

Одобренные декретом Высшего Госсовета Союзного государства 28 программ, отмечает экс-дипломат, – это «попытка разведкой боем выявить ту степень последующей интеграции, на которую сможет пойти официальный Минск».

А пока, говорит Лещеня, согласован компромиссный вариант между сохранением теперешнего уровня союзного строительства – ни шатко, ни валко – и полной реализацией договора о Союзном государстве, что предусматривает отказ от самостоятельной денежно-кредитной, валютной, таможенной, налоговой и ценовой политики.

– И те более 400 законодательных актов и двусторонних соглашений, которые необходимо принять для реализации союзных программ, свидетельствуют: каждый из партнеров шел в своем направлении. Итак, 28 программ – это разведка боем.

Результаты такой разведки во многом определятся тем, насколько взаимозависимыми и взаимосогласованными будут этапы гармонизаций /синхронизаций и формирования, например, объединенного рынка газа.

Российская сторона, напоминает экс-дипломат, на последних встречах на высшем уровне делала особый акцент на льготном характере действующих для Беларуси цен за газ. И хотя формулировка «объединенный рынок газа» навевает надежды на равные с российскими цены, но гарантией отнюдь не является.

– В итоге получается, что замысел утвержденных «гармонизаций/синхронизаций» – это выявление возможности того, насколько участники Договора, и прежде всего Беларусь, смогут сблизить свою законодательство, инструктивную базу и практики без создания новых интеграционных структур и передачи дополнительных полномочий уже имеющимся.

Москва пытается создать условия, чтобы Минск посредством гармонизации «дорос» до унификации, а там… и до еще более глубокой экономической интеграции не далеко. Что ж посмотрим. Время бежит быстро.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.3(28)