Политика

Лещеня: «ОДКБ обретает черты Варшавского договора нашего времени»

Первым тестом для казахстанских властей станет итоговая оценка январских событий, считает экс-посол.

— Ставшее уже историей пребывание контингента ОДКБ в Казахстане стоит рассматривать в том числе и в рамках новой холодной войны в отношениях России и «коллективного Запада», — пишет Игорь Лещеня. — Настолько холодной, что лед порою грозит превратиться в пламень, когда речь заходит о сферах влияния.

В этих условиях ОДКБ неизбежно обретает черты Варшавского договора нашего времени, а в кризисных ситуациях роль этого самого «коллективного Запада» видит определяющей.

Приняв позицию Президента Казахстана об агрессии международного терроризма, Президент России, например, увидел в произошедшем элементы «майданных технологий». А ввод контингента ОДКБ оценил именно в контексте предотвращения сценариев цветных революций.

Но! Пользовавшиеся в силу ряда причин благосклонностью западных партнеров казахстанские власти очень надеются сохранить конструктивные отношения с ними. И всячески избегают сравнения январских событий с цветными революциями.

Официально опровергнуть тезис о характеристике произошедшего как цветной революции поручили государственному секретарю республики Ерлану Карину. И произошло это как раз в день онлайн саммита ОДКБ.

И, похоже, пожелание постарались учесть. По крайней мере, на уровне российского МИД и обслуживающих его аналитических центров опровергают взаимосвязь того, что произошло в Казахстане с началом переговоров по стратегической стабильности в Европе. В частности, глава российского внешнеполитического ведомства к конспирологическим теориям отнес спекуляции, «что все это устроено Западом, чтобы ослабить наши позиции перед переговорами в Женеве и Брюсселе».

Итак, пока не представлена ясная картина вторжения извне, know how первого ввода миротворческих сил ОДКБ стало реагирование на видимые внутренние вызовы, с которыми столкнулся Президент Казахстана.

Власть реально была слаба и на горизонте маячила анархия. Но не из-за тех, кто пришел на «митинги, участники которых выдвинули социально-экономические и общественно-политические требования».

И войдут ли в историю — наряду с официальной — альтернативные версии о характере миссии, будет зависеть от той итоговой оценки произошедших событий, которую казахстанские власти предоставят на суд общественности по завершении расследования.

И в немалой степени — от итогового вердикта в отношении участников митингов. Например, на онлайн саммите ОДКБ четкое разграничение между теми, кто выступил в связи ситуацией на газовом рынке, и теми, кто взял в руки оружие, провел Президент России.

Пока представители каждой из озвученных Президентом Казахстана категорий участников январских событий — 1) участники митингов, 2) бандиты и мародеры, 3) вооруженные террористы, в том числе зарубежные боевики — соответствуют определенному этапу развития ситуации.

Из официальных выступлений, с одной стороны, следует, что требования у участников митингов были, вроде как, справедливыми. И «произошедшие трагические события во многом вызваны серьезными социально-экономическими проблемами и неэффективной, а точнее, провальной деятельностью некоторых государственных органов».

С другой стороны, «все события с начала нынешнего года составляют звенья одной цепи».

А еще место миссии в Казахстане в истории ОДКБ будет зависеть от последующего развития внутриполитической ситуации в государствах — участниках организации. От того, насколько актуальным станет для их руководителей казахстанский почин.

Ведь новейшая история участников ОДКБ как независимых государств продемонстрировала, пожалуй, только в Армении случай смены президента по итогам истечения двух сроков нахождения в должности и новых выборов.

А уход Ельцина в России стал единственным случаем проведения операции «преемник», не омраченной последствиями.

Такая картина, как правило, подразумевает проблемы с обратной связью между обществом и правящей элитой. И известные вероятные последствия.

В рамках сложившейся системы власти и своей концепции «слышащего государства» намерение установить такую обратную связь обозначил Президент Токаев.

И как-то неудивительно, что целый ряд лежавших на поверхности решений оказался связан с отставками или ограничением экономических аппетитов клана Елбасы.

Правда, элитам еще наверняка придется договариваться и находить некий общий консенсус. Хотя ИГРА вокруг ПРЕСТОЛОВ уже бесповоротно превратилась в ИГРУ вокруг ПРЕСТОЛА.

А как же народ? А народ, похоже, уже совсем не по А.С.Пушкину. Не безмолствует… Хотя и шокирован произошедшим.

Выступая в Парламенте, Президент Токаев заявил, что «нужен новый формат общественного договора». Отношения между государством и обществом следует изменить.

Было продекларировано намерение продолжить политическую модернизацию. И судя по тому, что уже сделано — введение уведомительного характера митингов и собраний; прямые выборы сельских акимов, — с повестки дня не снимаются осторожные шаги в сторону расширения общественно-политических прав граждан.

Но первым тестом для нового общественного договора станет опять-таки итоговая оценка январских событий.

И, в первую очередь, отношение к участникам стихийных митингов, многие требования которых были признаны законными еще 4-5 января.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(15)