Кузнецов: «Козырь бит и больше для игры не существует»

Политический обозреватель – о том, что исход путинизма, раньше или позже, так или иначе, предрешен.

– 9 мая в этом году ждали не как праздника, а как некоей временно отметки, на которой возможны либо промежуточные итоги войны, определяющей политический расклад, либо судьбоносные решения и заявления, – пишет Петр Кузнецов. – Не случилось, тем не менее, ни того, ни другого.

Московский пафос в этот раз выглядел достаточно скромненько, а речь Путина наблюдатели охарактеризовали, ну, по-разному, но в целом - негативно. Не было там ни победных реляций, ни громких угроз, ни внушительных планов. Много оправданий и объяснений, надо сказать, убедительных лишь для очень уж некритично мыслящих людей.

Не будем повторять за многочисленными военными экспертами разборы о том, как у Москвы что-то идет не так. Слишком очевидно уже сейчас следующее. Да, положение на фронте непростое, могут быть еще разные сюрпризы, обязательно будет еще много жертв, и потенциал российских войск еще далеко не исчерпан.

В то же время, уже понятно, что сломить Украину не удалось даже на начальном этапе, используя первый импульс, а сейчас это сделать будет многократно сложнее с учетом помощи буквально всего мира. Внутренних ресурсов у России предостаточно, но для эффективного их использования нужна здоровая модель госуправления.

Этим, надо сказать, в мире не страдает ни одна автократическая или тоталитарная система, и наши пост-советские тут далеко не исключения. Скорее, наоборот: эталонный пример.

Перед Россией маячат не очень приятные перспективы: либо сворачиваться, что будет равносильно проигрышу со всеми вытекающими; либо воевать на истощение с вероятностью истощиться раньше поддерживаемой всеми Украины (и вариант 1); либо, даже если представить невероятное и Украина истощится ранее РФ – думать потом, как пытаться удержать завоеванное в условиях полного экономического коллапса.

Впрочем, третий вариант кажется куда менее вероятным, чем первые два. Хорошие перспективы просто отсутствуют и уже даже угрозы ядерным оружием почти перестали звучать – или до кого-то что-то дошло, или кому-то что-то кулуарно очень популярно объяснили.

На этом фоне из Минска в последние недели постоянно шли очень миролюбивые сигналы с подчеркиванием своей исключительно конструктивной роли. Мотивация понятна – кому хочется разделять столь печальную судьбу? Однако резолюция G-7, где было черным по белому прописано намерение привлечь к ответственности не только агрессора, но и его союзника, похоже, ставит на попытках торга крест. Что и привело к уж очень агрессивной речи на минском параде, которая, впрочем, вряд ли кого-то испугает.

Проблема Минска в том, что всему – свое время. Запад десятилетиями готов был к диалогу, точно так же, как Украина – дружить, не в последнюю очередь ради нейтралитета Беларуси. Чисто географически, если взглянуть на карту, тут до Киева – 280 км, до Варшавы – 180, до Вильнюса – 40. Идеальный плацдарм, чтобы «отсель грозить мы будем шведу».

Но есть в природе рубежи, которые можно перейти лишь раз, точно так же, как один раз можно съесть пельмени. Попытка съесть их же второй раз – это немного уже не о кулинарии история.

В ситуации, когда Запад не дрогнул перед угрозой ядерной войны и открыто принял вызов, за этот «клочок земли» торговаться никто не станет, уже просто ставки другого порядка. Козырь бит и больше для игры не существует. Отсюда и резолюция и все остальные грустные и реалии, и перспективы.

Мир настроился на противостояние с путинской Россией вплоть до конца путинизма. Исход, раньше или позже, так или иначе, предрешен. И очень интересно, какие при ликвидации путинского режима найдутся аргументы у его союзника в пользу того, чтобы его «оставили в покое»

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(50)