Филин

Виктория Захарова

Короткевич: «Мы видим стандартный для нашей системы документ: отобрать, ограничить, запретить»

Кому пойдет на пользу указ «О развитии агроэкотуризма»?

Прежде чем инициировать изменения, Минспорта на протяжении двух лет проводило «инвентаризацию» — проверяло, насколько соответствует работа усадеб предыдущему указу от 2017 года. Проверили 99% существующих объектов агроэкотуризма (более 2900 усадеб), в некоторых, что не удивительно, обнаружили различные нарушения: где-то площадь усадьбы была слишком маленькой, где-то комнат слишком много, и владельцы под видом усадьбы вели гостиничный и ресторанный бизнес.

И хотя в целом, как показала проверка, деятельность усадеб находилась в рамках закона, ведомство не ограничилось предписаниями, штрафами или иными мерами для нарушителей, а подготовило проект нового указа «О развитии агроэкотуризма», касающегося всех без исключения участников.

При более внимательном изучении документа к формулировке «развитие» есть вопросы — как раз для развития чиновники ничего не предлагают, зато показательно закручивают гайки, вводя новые требования и ограничения.

По новым нормам, общее количество жилых комнат для туристов не должно превышать 10. Владелец агроусадьбы обязан иметь подсобное хозяйство и производить или перерабатывать сельхозпродукцию, а помимо заселения, необходимо оказывать еще как минимум одну услугу: питание, баня, катание на животных, мастер-классы, культмассовые, спортивные мероприятия и т.п.

Кроме того, владельцы будут нести ответственность за соблюдение гостями общественного порядка и не допускать нарушения покоя соседей. Презентации, юбилеи, банкеты и иные массовые мероприятия нельзя проводить вблизи границ с соседними участками — только внутри усадьбы или с письменного согласия соседей.

Для работы необходимо получить разрешение райисполкома, а облисполкомы наделяются правом формировать перечень населенных пунктов, где работа агроусадеб не разрешена. Основные пункты указа начнут действовать уже с 1 января 2023 года.

О том, будет ли способствовать новый указ развитию отрасли или, наоборот, станет камнем на шее владельцев агроусадеб, Филин поговорил с политиком Татьяной Короткевич. В ее команде есть люди, которые занимаются этим бизнесом, поэтому с вопросом политик знакома не понаслышке:

Татьяна Короткевич

— Агроэкотуризм, хоть и считается самозанятостью, — это предпринимательство, точнее, его начальная стадия, площадка для роста. При благоприятных условиях некоторые из этих усадеб могли бы вырасти в отели—юридические лица и приносить больше прибыли, больше налогов в бюджет.

Самое, на мой взгляд, неприемлемое в сложившейся ситуации — когда возможности развиваться и принимать гостей со всего мира сокращаются, мы еще и ограничиваем рост самозанятых людей, которые обеспечивают себя, создают новые рабочие места, представляют страну перед гостями из других стран, в каком-то смысле ведут Беларусь вперед.

Поэтому такое изменение условий и введение новых ограничений — несвоевременная мера. Указ, по сути, был не нужен.

С другой стороны, отмечает Татьяна Короткевич, указ об агроэкотуризме полностью отражает суть белорусской государственной системы: он что-то разрешает, что-то ограничивает, но совсем не создает условий:

— Хозяева новых усадеб должны спрашивать разрешения, а можно ли им открываться, старые — подпадут под все проверки, имею в виду и санстанцию, и пожарных. Более того, насколько я понимаю, все усадьбы должны будут пройти перерегистрацию в исполкомах, а это еще определенные затраты и время.

То есть, сегодняшний кризис не используется как площадка для предоставления людям новых возможностей для роста и свобод, а наоборот, воспринимается, как очередной механизм, чтобы «зажать» предпринимателей.

Поэтому в целом я не согласна с таким решением и, думаю, многие владельцы усадеб подтвердят, что необходимы иные меры для поддержки и развития отрасли.

Например, говорят о том, что нужна спецификация. Раньше, когда агроусадьбы в Беларуси только начинали открываться, любого владельца пустого и более-менее «живого» домика в деревне, который можно было сдать как жилье, местные власти буквально уговаривали открыть агроусадьбу.

Хотя на самом деле, понятие «агроэкоусадьба» подразумевает какие-то элементы народной культуры и быта, определенную тематику — этностиль, сохранение традиций, активный образ жизни, какие-то экологические направления. И многие хотели бы такой спецификации, чтобы на карте наших агроусадеб появились такие четкие данные, и туристы могли делать выбор, понимая, о чем идет речь: вот это экоусадьба, а эта специализируется на охоте, а тут мастер-классы, определенное сельхозпроизводство, и так далее.

Вот этого не хватает, как не хватает и рекламы, поддержки со стороны государства и его институтов — Министерства иностранных дел, Минспорта и туризма. Если нет возможности поддержать финансовыми инструментами, то хотя бы информационная поддержка важна. А вместо этого мы видим стандартный для нашей системы документ: отобрать, ограничить, запретить.

Отдельное беспокойство, отмечает политик, вызывает пункт насчет облисполкомов, которые будут решать, может ли в данной местности в принципе работать агроусадьба.

— Сразу закладывается механизм для злоупотреблений. Вроде бы и передается на места право принимать решение — но вместе с тем мы понимаем, что на сегодняшний день ни частный бизнес, ни граждане не участвуют в принятии решений. А значит, возможны различные манипуляции со стороны местных властей…

Не получится ли так, что результатом нового указа станет сокращение числа агроусадеб, и в конечном итоге, пострадают сами туристы?

— Здесь тяжело предсказать, какое решение примут владельцы агроусадеб. Как мне кажется, все будет зависеть от того психологического заряда и «запаса прочности», который есть у этих людей. Думаю, большинство все-таки останутся и продолжат работу, попытавшись адаптироваться ко вновь изменившимся условиям.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(15)