Конвейер репрессий. За что задержали мастера спорта по пауэрлифтингу из Барановичей. «Журналист КП Можейко все повторял: «Они же разберутся, сейчас меня отпустят»

Хроника политического преследования 18 июня.

***

После 15 суток ареста в Бобруйске вышел на свободу журналист Дмитрий Суслов.

Дмитрий рассказал коллегам, что весь арест он провел в карцере. Как выяснилось, за решетку он попал за то, что когда-то поделился ссылкой из медиа, которое позже власти назвали экстремистскими материалами.

***

Политзаключенный Евгений Курганов полностью отбыл срок и вышел на свободу.

Минчанина задержали в рамках дела о массовых беспорядках 30 октября 2020 года. Сначала ему было предъявлено обвинение в участии в массовых беспорядках в августе (ч.2 ст. 293 УК), но потом дело переквалифицировали на ст. 342 УК (Активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок).

23 марта 2021 года суд Заводского района Минска вынес приговор политзаключенному: 2 года лишения свободы в колонии общего режима. У Евгения инвалидность третьей группы.

Сегодня Евгений закончил отбывать срок и освободился из могилевской колонии №15.

***

Бывшую участницу рабочего движения оштрафовали на 960 рублей.

По данным правозащитников, вчера в Новобелицком районном суде Гомеля судили гомельчанку Маргариту Зубареву. Ей было предъявлено обвинение за незаконное изготовление и (или) распространение продукции СМИ. Суд оштрафовал ее на 30 базовых величин (960 рублей).

Недавно в отношении Зубаревой было принято решение о прекращении уголовного дела по ст. 356 УК (государственная измена). Вместо этого ее оштрафовали. В настоящее время по делу рабочего движения под стражей находятся 10 политзаключенных.

***

Правозащитникам стало известно, за что задержали мастера спорта по пауэрлифтингу Владимира Брановицкого. 54-летнего жителя Барановичей задержали накануне.

Сообщается, что мужчину обвиняют в том, что он якобы вывешивал «символы протеста» на ЛЭП в Барановичах, Барановичском и Ляховичском районах с января по июнь этого года.

В отношении было спортсмена возбуждено уголовное дело за хулиганство (статья 339).

Известно, что Брановицкий подписал письмо о прекращении репрессий от имени спортсменов в конце августа 2020 года.

***

В Бресте прошло обжалование приговора 11 фигурантам «хороводного» дела, пишут правозащитники. Там же оспаривался приговор за клевету на генерала.

Коллегия судей постановила: приговор оставить без изменений, а апелляционную жалобу — без удовлетворения. Таким образом, у 11 человек приговор сегодня вступил в законную силу. В том числе у Людмилы Карабанюк, которую осудили на 3 года «химии» за слово «алкаш» в комментарии про генерал-майора Вадима Денисенко.

***

Айтишник Алексей Ковалевский рассказал правозащитникам о политзаключенных Можейко, Скурко, Головко, Кравчуке, с которыми пересекался в камере.

В частности, он застал журналиста «Комсомольской правды» Геннадия Можейко, в самые первые дни его задержания.

— Я его застал, когда он был на первой стадии: «Они же разберутся, сейчас меня отпустят». Это добрый и искренний человек, иногда даже как ребенок. Он очень сильно надеялся, что за него заступится русская часть газеты и его освободят, но было видно, что этого не будет, судя по статьям, которые ему инкриминировали и по резонансности дела.

Геннадий рассказал нам, как его задерживали. Он уехал в Москву и хотел куда-то лететь. Его задержали сотрудники ФСБ в аэропорту Москвы. Затем их доставили к белорусской границе и передали КГБ Беларуси. Русские сотрудничают здесь без каких-либо процедур. Журналист сказал, что его уже ждали в Москве. По словам Геннадия, еще до паспортного контроля к нему подходили какие-то люди и шептались. На паспортном контроле его взяли под руки и все. Вот он такой наивный...

Ковалевский также рассказал об Алексее Головко.

— Это маленький наивный ребенок — какой он глава анархической ячейки? При мне он пил успокоительные таблетки, которые ему там прописали, так что он был просто как «овощ». Его сокамерники, которые давно с ним сидят, говорили, что он начитанный парень с интересными мыслями.

Рассказал Ковалевский и о дальнобойщике Денисе Кравчуке.

— Его дело смех вообще! Он сказал, что впервые увидел своих так называемых «сообщников», когда их вели на допрос. Денис как-то написал в письме родным: «Здесь нормально, но в СИЗО КГБ кормят лучше». Цензор вернул письмо и не выпустил его.

Во второй камере Ковалевский был с Андреем Скурко из «Нашей Н*вы».

— Он все время говорил по-белорусски. Держится нормально.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.6(7)

Читайте еще