Филин

Яна Соколова

Класковский: Что Лукашенко не может сказать Путину

Политический обозреватель Александр Класковский – о новых способах политического маневрирования правителя Беларуси после признания его соагрессором.

Фото Радыё Св*бода

– Каких целей хотел достичь Лукашенко агрессивной речью, адресованной в День Победы народам западных стран и украинским властям?

– Я бы не придавал этому выступлению эпохального значения. Потому что Лукашенко по своему менталитету человек антизападный. Если вспомнить его речи за годы правления, то они плюс-минус все антизападные. Для него в принципе цивилизация, демократия – все эти вещи малопонятны, поэтому он всегда высказывает искреннюю враждебность.

Поскольку Лукашенко гибкий политик, который думает о выживании, то он, конечно, варьирует интонации. И вот в этом конкретном случае, если говорить о 9 мая, то, во-первых, ритуал – это праздник победы и тут, как говорят французы, положение или честь обязывает.

Гитлеризм был побежден давным-давно, но поскольку ни российские, ни белорусские начальники не могут придумать какой-то нормальной современной идеологии, им нечем похвалиться, у них нет сегодняшнего дня, нет достижений, поэтому они нещадно эксплуатируют тему великой победы. А поскольку тех нацистов давно победили, надо придумывать новых, говорить, что в Украине нацизм, и поэтому мы решили начать эту «спецоперацию», как они выражаются.

Во-вторых, Лукашенко использовал возможность на уровне риторики подтвердить верность Кремлю. Накануне в интервью Associated Press он позволил себе некоторые вольности, и пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сразу его одернул. Лукашенко сказал, что российская операция затянулась, а тот строго сказал, что «спецоперация» идет по плану. Лукашенко понял, что нужно сделать реверанс перед Кремлем, показать, что он по-прежнему стоит на твердых антизападных позициях.

Как отмечает Александр Класковский, Лукашенко раздражен тем, что его предыдущие сигналы Западу не были услышаны. Вспомним нашумевшее письмо Макея, в котором был явный сигнал, что Минск хочет замириться с Западом.

– Поскольку слили это письмо, и никто не клюнул на эту удочку, Лукашенко зол, и его эмоции в этой речи проявились.

Кроме того, присутствовал и второй план в этой риторике: он называл западных деятелей негодяями, по сути, наследниками нацизма. С другой стороны, он хотел, чтобы эти «негодяи» проявили к режиму гуманизм, отменили санкции, несправедливые, по его мнению.

Все-таки у Лукашенко остается надежда, что, может быть, сработают соображения так называемой Realpolitik, и Запад попытается восстановить отношения.

Для меня показательно, что в этой речи Лукашенко вдруг стал публично говорить, что у нас же есть МИД, который его слова может донести до Запада. Это как-то странно. Одно дело, если бы он вызвал Макея и сказал: давайте продвигать наши инициативы. Но если это прозвучало публично, то это какой-то идефикс.

То есть Лукашенко, видимо, по-прежнему лелеет надежду дорого продать Западу прямое неучастие белорусских войск в агрессии против Украины. И поскольку больше нечего предложить, то, наверное, вся ставка только на это.

Если бы он сказал, что мы готовы, погорячились, слишком много людей наказали и будем думать над этим вопросом, наверное, кто-то на Западе мог бы подумать, что стоит сыграть в эту игру с ним в очередной раз.

Но, во-первых, нет этого посыла, во-вторых, правитель Беларуси слишком привязан сегодня к Кремлю, поэтому его надежды забросить удочку в сторону Запада безосновательны.

«24 канал» со ссылкой на источники в украинской разведке сообщил, что Путин договорился с Лукашенко о том, что Беларусь признает так называемые «ДНР» и «ЛНР». Как думаете, реально ли это?

– Это отнюдь не исключено, потому что Лукашенко уже и в вопросе признания Крыма сделал большие уступки Кремлю, он уже фактически на вербальном уровне признал полуостров российским. И в первый день войны он говорил: если понадобится, наши войска будут на Донбассе.

Другое дело, что для Кремля это не самый актуальный вопрос. Потому что Путин ввязался в авантюру, которая явно идет не по плану. В глобальном смысле Россия терпит поражение: мощные санкции, весь западный мир с его осторожностью, толерантностью, политкорректностью встрепенулся, ему ударила по мозгам эта война, и там решили тихо аккуратно додушить Россию. 

Лукашенко для Кремля вассал. Признает он «ДНР-ЛНР» или нет – это сейчас на 25-м месте для российских властей. Может быть, он это сделает, но это абсолютно никакого значения не имеет.

Если вспомнить прежние времена, Лукашенко дорого продавал непризнание Абхазии и Южной Осетии. Потом он хвалился, что тогда Москва его дожимала, но они по деньгам не сговорились. В 2014 году он уклонился от признания аннексии Крыма и смог надеть тогу миротворца. 

Был период триумфа, когда он был на коне и считал, что схватил бога за бороду в геополитическом маневрировании. Но сегодня де-факто нет возможности геополитического маневрирования. Он стал соучастником агрессии, и на Западе прекрасно понимают, что он не может Путину сказать: «Володя, выводи войска, потому что мне нужно замириться с Западом».

Поэтому все его заявления, агрессивная риторика, признание так называемых «ДНР» и «ЛНР» имеют третьестепенное значение на фоне того, что белорусский режим засветился как соучастник агрессии. И ситуация такова, что изменить ее Лукашенко де-факто не может, это грозит его существованию во главе государства.

Если Россия потерпит сокрушительное поражение в войне с Украиной и начнет рушиться кремлевская власть, Лукашенко быстро сориентируется. Все его слова о верности, о славянском братстве – это абсолютная пустота. Вот тогда он, может быть, сможет пойти и на какие-то серьезные маневры в геополитическом плане. Но сегодня это условный и маловероятный вариант.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(25)