Глуховский: «Слышишь, государство ревет? Это оно зовет тебя. Это тобой оно собирается подкрепиться»

Российский писатель — о том, за что и за кого российские власти зовут воевать.

— Они зовут тебя защищать Родину, — пишет Дмитрий Глуховский и задается резрнным вопросом: — Но разве Родина — это зажравшиеся казнокрады? Друзья Путина и друзья друзей, подставные лица, на которых записано все народное достояние, вся отечественная промышленность, недра, транспорт, медиа…

Ворье, сидящее в Думе, бандиты, сидящие в Совете Федерации, назначенцы, вообразившие себя избранными, которые относятся к народу, как к своим крепостным. Это они-то — Родина?

Дмитрий Глуховский

Разве Родина — это мордатые росгвардейцы, вшестером наваливающиеся на студенток на митингах, наглые менты, которые затаскивают случайных людей в отделения и запытывают их до смерти, возомнившие себя опричниками фээсбэшники, на лжи, подкупе и страхе построившие в России страну своей мечты?

Неужели Родина — это безразличные чиновники, вмазанные в коррупционные схемы, которые живут в страхе разоблачения и потому послушно зигуют в ответ на самые каннибальские инициативы верховной власти? Гонящие с готовностью людей, как скот, хоть на фальшивые выборы, хоть во фронтовую мясорубку, просто для отчета, для нужной цифры?

Или их бессовестная обслуга — держащие народ за идиотов пропагандисты, циничные и презирающие «простых» людей пиарщики, продажные социологи, малюющие власти восторженное большинство — в стране, где большинство всегда власть ненавидело и боялось?

Они чаще других говорят, орут, визжат от лица Родины; но они просто стелются под власть – за миллионы, миллиарды украденных у народа и щедро розданных казнокрадами денег. 

Разве Родина — это неверующие попы, которые зовут мужчин идти на смерть, которые обещают православным рай за убийство других православных, за покорность лживой и вороватой власти, которая заскучала от простого воровства и решила развлечь себя кровавой войной? Не должна ли Церковь была остановить эту войну, не должна ли она была осудить эту власть? Должна была, но не может, потому что сама создана этой опричной властью, потому что кормится ворованным хлебом и человеческим мясом с ее руки.

Все эти люди и есть нынешнее российское государство. Они-то и призывают тебя на фронт, именно они запихивают тебя в мясорубку.

Они прикрываются нашей Родиной, просят и требуют защитить ее. Но наша Родина не нуждается в защите. На нашу Родину никто не нападал; а вот наше государство – напало на другую страну. На страну, где живут такие же люди, как ты сам. И от твоего лица, от твоего имени убивало их, насиловало, рушило их дома.

Теперь у этого государства кончились силы, оно получило по харе, умылось кровью, и теперь ему нужно подкрепиться человечинкой, чтобы снова навалиться на наших соседей и заглотить их.

Слышишь, государство ревет? Это оно зовет тебя. Это тобой оно собирается подкрепиться. Из твоего трупа соорудить бруствер, за которым спрячется в украинской степи. А потом бросить его там же, в степи, потому что уверено, что оболваненный и запуганный народ с него никогда ничего не спросит – ни за тебя, ни за других убитых. Их даже никто не считает, как никогда никто в нашей стране не считал.

Но было время, когда люди сражались и гибли за Родину. Когда защищали свой дом и свои семьи. А теперь ты должен пойти и погибнуть за них — за зажравшихся казнокрадов и откормленных опричников, за бездушных бюрократов, за попов-сатанистов, торгующих твоей душой, за неверующих пропагандистов, торгующих смертью.

Тебя натравливают на людей, которые сейчас защищают свои семьи и свой дом, и требуют их убивать. Убивать, чтобы это государство подмяло под себя их землю и установило и там тоже свои людоедские порядки.

А для чего?

Чтобы ты не думал о том, почему ты нищ. Почему бесправен. Почему живешь в страхе. Почему казнокрады жируют. Почему у опричников ряхи сытые. Почему чиновники тебя за скот держат. Почему те, кто чужие души спасать должен, свою дьяволу продали. Почему телевизор каждый день разное врет, и каждый день в сегодняшнее верить нужно, а вчерашнее – забыть.

Чтобы ты занят был убийством. Чтобы ты замазан был убийством.

Потому что тогда ты ничего не сможешь поменять, и они будут — вечно.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(73)