«Этого оштрафовали, этого посадили, ждешь, что следующий – ты»

Белорусские журналисты рассказали Настоящему времени о годе преследований властей.

Власти Беларуси продолжают уничтожать остатки гражданского общества в стране: громят общественные и правозащитные организации, арестовывают активистов и журналистов.

За 27 лет правления Лукашенко отношения между независимыми СМИ и властью в Беларуси никогда не были простыми. Журналистов задерживали, штрафовали, заводили на них уголовные дела.

Но год после так называемых президентских выборов белорусские журналисты уже назвали самым черным в своей работе: в отношении представителей прессы заведены десятки уголовных дел, проведены более сотни обысков, разгромлены крупнейшие редакции, конфискована техника. Многие журналисты, чтобы избежать ареста, вынуждены уезжать из страны.

– Мы здесь находимся в такой ситуации, когда от нас вообще ничего не зависит. То есть придут к нам завтра или послезавтра, сутки или штраф, заберут не заберут – это все решается не исходя из наших действий, – говорит главный редактор «Еврорадио» Павел Свердлов.

Мининформ Беларуси ранее заблокировал сайт этого СМИ, через несколько дней после этого интервью «Европейское радио» по требованию властей было вынуждено закрыть свой корпункт в Минске. Несколько журналистов уехали из Беларуси.

Целый год после выборов представителей СМИ, в том числе журналистов радио, задерживали, конфисковывали у них технику, отправляли под арест. Позже на них стали заводить уголовные дела.

– Мы читаем новости, что к представителям гражданского общества приходят, и журналистов не оставляют в покое. Того вызвали на допрос, этого оштрафовали, этого посадили, – говорит Свердлов. – И, естественно, ты ждешь, что следующий – это ты. Очень хорошо, что страх – это такая эмоция, которая быстро проходит. Ты пережил напряженный момент, потом смотришь: вроде нормально. Это помогает ходить на работу.

Журналистка информационного агентства БелаПАН Татьяна Коровенкова ради своей безопасности вынуждена была уехать из страны. Коровенкова получила широкую известность из-за своего резкого выступления на «пресс-конференции», в ходе которой белорусские силовики представили журналистам Романа Протасевича, а тот начал говорить о сотрудничестве со следствием.

Именно Коровенкова вслух заявила, что не верит ничему из того, что говорит Протасевич, так как, вероятнее всего, он говорит это под давлением.

– За год наша профессиональная жизнь перевернулась с ног на голову. Еще год назад банальное задержание журналиста во время работы на какой-то акции на улице было если не сенсацией, то скандалом. А сейчас журналистов задерживают массово, – подчеркивает она. – В Беларуси сейчас не осталось возможности для журналиста негосударственного СМИ выйти на улицу, прийти на какое-то мероприятие, которое устраивают министерства, госструктуры. И, в принципе, работа стала чрезвычайно опасной.

С начала года в редакциях и квартирах журналистов в Беларуси прошло более 100 обысков. Только за два последних месяца власти Беларуси разгромили портал TUT.BY, интернет-газету «Наша Нiва», минский офис Радио Свобода и десятки региональных изданий. Многие редакторы и журналисты неугодных для режима Лукашенко СМИ находятся в изоляторах, а другие, опасаясь арестов, уезжают из Беларуси.

– Но переезд – это всегда стрессовая ситуация, и ты хочешь максимально оттянуть этот момент. Потому что чужая страна, и даже если нет языкового барьера, все равно ты лишаешься работы, – говорит фотограф Вадим Замировский. – Ты лишаешься привычного окружения, привычных для себя материальных благ: квартиры, машины. И это всегда стресс.

По мнению белорусских журналистов, власти хотят полностью уничтожить независимые СМИ в стране, но пока что они уверены, что это у них вряд ли получится.

– Белорусскому режиму кажется, что если физически удалить журналистов из Беларуси, то независимая журналистика умрет и люди все бросятся смотреть БТ и «Советскую Белоруссию», – замечает Татьяна Коровенкова. – Но на самом деле я смотрю по коллегам, которые уехали: они продолжают активно работать, запускают новые сайты и по-прежнему дают своим читателям возможность получения разносторонней объективной информации о происходящем.

– В этой ситуации мы можем лишь абсолютно спокойно делать свою работу. Делай что должен, и будь что будет, – говорит Павел Свердлов. – Вот так работает теперь белорусская независимая пресса.

Несмотря на репрессии, которые не прекращаются, представители СМИ верят, что в скором времени смогут вернуться в Беларусь и продолжить работу.

– Каждый вечер я ложусь спать и думаю, что завтра проснусь – и новости будут такими, что срочно нужно будет покупать билет и ехать обратно, – говорит Коровенкова.

– Если сменится власть, то я пешком пойду, на велосипеде поеду, если я смогу вернуться, работать, показывать те позитивные изменения, которые будут происходить в стране при этом, – согласен с ней Вадим Замировский. – Но на данный момент не могу этого сделать.

– Если то гражданское общество, которые власти так хотят истребить, все-таки разогнется и победит, то, мне кажется, мы окажемся в новой реальности. Где есть свобода, где журналистика – нужная и востребованная профессия, где у журналистов уже другие враги: коррупционеры, реальные преступники, контрабандисты и так далее, но не власти, – мечтает Павел Свердлов. – А власти вместе с журналистами работают над тем, чтобы общество стало лучше.

Што пішуць у лістах з СІЗА закладнікі-нашаніўцы: «Тут ніхто не застаецца, усе выходзяць»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:15)