«Это просто рисунок, который нравился нашим детям». Вынесли приговоры за восстановление граффити на «Площади перемен»

Сегодня в суде Центрального района Минска были вынесены приговоры по уголовному делу за восстановление граффити с «диджеями перемен» в знаменитом дворе «Площадь перемен».

Василий Логвинов и Диана Каранкевич

Восстановление граффити на трансформаторной будке квалифицировалось как злостное хулиганство, совершенное группой лиц (ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса). 37-летний политзаключенный Василий Логвинов был приговорен к двум годам «химии» и освобожден в зале суда после трех месяцев содержания под стражей.

29-летнюю Диану Каранкевич, находившуюся все это время под домашним арестом, приговорили к двум годам «домашней химии».

На суде обвиняемые признали, что рисовали граффити, но считают, что за их действия может быть только административная ответственность. Дело рассматривал судья Дмитрий Карсюк, гособвинение поддерживал Артем Цветков. «Весна» рассказывает все, что известно по делу.

В чем обвиняют жителей «Площади перемен» и считают ли они себя виновными?

Согласно версии обвинения, в ночь с 7 на 8 мая этого года Каранкевич, Логвинов и другие неустановленные лица «по мотивам политической и идеологической враждебности из хулиганских соображений, сопряженных с грубым нарушением порядка и очевидным неуважением к гражданам», взяли в руки два трафарета и нанесли эмалью белого и черного цветов рисунок на паркинге Червякова, 60».

Своими действиями обвиняемые нанесли ущерб Товариществу собственников «Паркинг на Сморговском» на сумму 334 рубля и 1 копейку. Обвиняемые полностью возместили ущерб до суда еще в мае.

И Василий Логвинов, и Диана Каранкевич вину признали частично. Они признали только то, что нанесли рисунок, но не согласны с квалификацией своих действий и считают, что их стоит квалифицировать как административное правонарушение.

Что было на судебных прениях?

Государственный обвинитель Артем Цветков в судебных прениях заявил, что действия Логвинова и Каранкевич квалифицированы правильно. Однако он попросил суд исключить из обвинения то, что обвиняемые своими действиями мешали отдыхать жильцам на улице Червякова, 60, поскольку по этому вопросу не были допрошены в ходе судебного следствия свидетели.

Также он попросил суд исключить из обвинения мотив, что они совершили действия из политических интересов и протеста. По мнению прокурора, они совершили действия из хулиганских соображений.

Цветков просил признать Каранкевич и Логвинова виновными по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса (злостное хулиганство) и назначить следующее наказание: Каранкевич — два года «домашней химии», Логвинову — два года «химии».

Защитник Каранкевич отметил, что в действиях обвиняемой не было намерения нарушения порядка:

— Рисунок был красивым и всем нравился. Никто не выражал недовольства. Никто не воспринимал его как циничный.

Поэтому адвокат Дианы просил суд оправдать ее в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Защитник Логвинова также считает, что в действиях обвиняемого отсутствует состав преступления. По его мнению, не представляется возможным квалифицировать нанесение рисунка как грубое нарушение общественного порядка: никакого неуважения к обществу Логвинов не проявлял.

Адвокат политзаключенного также попросил оправдать его.

Что говорили обвиняемые в последнем слове?

Диана Каранкевич сказала в последнем слове:

— Когда мы c Васей [Логвиновым] собирались украсить стену рисунком, мы осознавали, что наши действия не вполне законные, но никоим образом не думали, что за эти действия могут уголовно наказать нас.

Все, кого мы знали, очень положительно относились к такому рисунку, поэтому мы выбрали его.

Мы никого не хотели оскорбить или унизить этим рисунком. Он не содержит никаких запрещенных надписей, не имеет вообще ничего. Это просто рисунок, рисунок двух мужчин, который нравился нашим детям.

Всегда поддерживали чистоту в нашем доме, в нашем подъезде и на нашей площадке. Всегда старались поддерживать порядок. В том числе, когда был субботник, Вася был очень активным там.

Не считаю себя виновной.

Политзаключенный Василий Логвинов также выступил с последним словом:

— Да, я признаю то, что мы нанесли рисунок на стену. Но не признаю то, что я пытался как-то бесчинствовать, накалить обстановку в обществе. Я старался навести порядок на придомовой территории, чтобы людям было приятно на ней находиться, в том числе моему ребенку.

Чем все закончилось?

В итоге судья Центрального района Минска Дмитрий Карсюк назначил именно такое наказание, которое запрашивал прокурор: Диане Каранкевич — два года «домашней химии», Василию Логвинову — два года «химии». Политзаключенного освободили в зале суда. Обвиняемые еще до суда возместили ущерб за нанесенное граффити — 334 рубля 1 копейку.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.5 (оценок:11)