Ирина Морозова

Эксперты об амнистии пострадавших от репрессий: «Это первая попытка предложить план будущего для конкретных людей»

Собрали мнения о проекте амнистии для белорусов, которые оказались за решеткой или были уволены по политическим причинам.

Штаб Светланы Тихановской​ презентовал «Акт об освобождении от ответственности и восстановлении в правах лиц, которые преследовались по политическим мотивам». Проект документа опубликован для обсуждения.

Представитель Светланы Тихановской по правовым вопросам, лишенный лицензии в Беларуси известный адвокат Сергей Зикрацкий пояснил, что в документ включены пункты о компенсации назначенных по таким делам штрафов и о восстановлении на рабочем месте тех, чье увольнение было политически мотивировано — независимо от того, как формулировалась официальная причина увольнения.

— Важный момент: все, кто будет амнистирован, выйдет на свободу в ожидании пересмотра своего дела, смогут участвовать в новых выборах президента Беларуси, — добавил юрист.

«Важно, чтобы сначала была одержана победа, а после был запущен общий процесс переходной справедливости»

Политолог, директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров прокомментировал Филину проект документа, по которому «буквально за два дня тысячи невинных людей вышли бы на свободу».

— Важно, чтобы сначала была одержана победа, а после был запущен общий процесс переходной справедливости, который бы способствовал наказанию тех, кто нарушал закон в этот период и реабилитации пострадавших от незаконных действий, — считает политолог, директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров. — Наверное, хорошо, что штаб Тихановской может наперед продумывать решения, позволяющие быстро ввести что-то в действие в переходный период. В таком режиме это осмысленно.

В другом — наверное, не очень. Помогает ли этот проект сейчас кому-то в той ситуации, в которой человек находится? Видимо, нет.

Дает ли это людям дополнительную надежду на то, что если они были наказаны, то в будущем будут реабилитированы и ответственность с них будет снята? Так ведь люди не ощущают, что преследование их было законным, ясно понимая, что изменение режима автоматически снимает наложенную на них абсурдную ответственность. Поэтому, вероятно, в смысле PR лучше было бы принимать другие акты.

Политолог не согласен с мнением, что акт об амнистии дает «зеленый свет» применению радикальных методов при возможном политическом обострении.

— В тексте ясно заложены отсылочные нормы, и ряд конкретных разбирательств будет разрешаться в рамках специального закона. Важно не совершать такого рода действий, давая карт-бланш на любые поступки в будущем, потому что не любые поступки оправданы политической целесообразностью.

Лучше ориентироваться на подход к легалистской форме восстановления справедливости: каждому должно быть воздано по закону, и нарушителям, и защитникам прав.

На самом деле этот вопрос сложный, и не нужно стремиться к его упрощению. Потому что в переходный период будут и вопросы политической справедливости, и вопросы правовой справедливости. Часто одно не сводимо к другому: с политической точки зрения можно оправдать какие-то действия, которые с юридической стороны несут признаки состава правонарушения, и в каждом таком случае нужен отдельный подход.

С другой стороны, мы должны давать возможность любым категориям — и пострадавшим, и тем, кого обвиняют в нарушении прав человека — получить доступ к правосудию. И это правосудие должно быть основано на четких и понятных нормах.

Я бы рассматривал предложение штаба Тихановской в рамках предложенной ранее КС концепции национального примирения и восстановления законности. Если это оценивать как один корпус актов и обсуждений, это имеет свой смысл, но на будущее.

«Вряд ли такое действие прошло без согласования с западными партнерами»

— Это первая по-настоящему серьезная попытка заявить о праве на субъектность и предложить план будущего для конкретных людей. При этом все упаковано в достаточно мирную оболочку и выглядит прилично, — комментирует проект об амнистии телеграм-канал Рефлексия и реакция. — В отличие от планов по пост-обустройству Беларуси (условно — кредиты в $10 млрд), этот проект адресован не абстрактному обществу с целью «показать альтернативу», а задает вполне конкретные рамки политических действий, идет в общей канве с планами «Перамога» и «Рабочы рух».

Так, автоматически от ответственности освобождаются сидельцы за блокирование транспортных коммуникаций, организацию массовых беспорядков и забастовок и даже за насилие в отношении должностных лиц, выполняющих служебные обязанности.

Сидельцы за терроризм, убийство сотрудника внутренних дел выходят на свободу «если их преследование было политически мотивировано».

Определение политического преследования при нынешней правоприменительной практике составлено в акте так, что фактически любой человек, к примеру, к которому сразу после задержания не был допущен адвокат, или в деле есть какие-либо процессуальные косяки (а при массовой штамповке дел такие косяки есть везде), признается «политическим».

…Любые дела «по бизнесу» с 8 мая 2020 и самые популярные статьи приравнены к политическим. Это уже скрытый сигнал бизнес-сообществу, о том, чью сторону нужно занять в решающий момент.
Вряд ли такое действие прошло без согласования с западными партнерами, и как раз все процессы активизировались после встречи Путина с Байденом. В этой пьесе ружье уже повесили на сцену, ровно в день созвона с Путиным и после визита Патрушева. Играют ли они роль «доброго полицейского»? Может да, а может, и нет. Но это сигнал и в их сторону.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:41)