Филин

Виктория Захарова

«Доминирует «ашчушчэние», мол, авось само как-то отпустит и рассосется»

Экономист поясняет, что будет дальше с ценами.

Пока мы видим, что зарплаты белорусов за инфляцией не успевают. По данным Белстата, номинальная средняя зарплата работников за март выросла на 39,7 рублей, или 2,5%, а инфляция за март составила 16%. До антирекорда 2011 года, конечно, еще далеко, но тенденция неутешительная.

Экономист, старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук поясняет «Филину», можно ли прогнозировать, что будет дальше с ценами.

— На инфляцию влияют как действия экономических властей, так и происходящее на рынке. И здесь практически все способствует ее разгону.

Во-первых, сохраняется эффект от девальвации периода конца февраля-начала марта, те скачки обменного курса. Сейчас многие импортеры в том числе закладывают обменный курс в цены с большим запасом, понимая, что он может существенно измениться. И это соображение далеко не лишено оснований.

Теперешние значения курса — следование за траекторией российского рубля, но с высокой вероятностью в обозримом будущем Беларуси, чтобы поддерживать конкурентоспособность на внешнем рынке, понадобится обесценивание белорусского рубля относительно российского. Это, соответственно, даст новую итерацию влияния на цены. Даже само ожидание обесценивания белорусского рубля повлияет на них.

Второй момент, который производители пытаются учесть в ценах, но он еще не отразился в полной мере — санкции. Бизнес, особенно частный, массово ищет транспортные логистические пути обхода санкций, и за последнюю неделю я слышал большое количество рассказов о том, что удалось наладить новые схемы логистики.

Собеседник продолжает, что они гораздо дороже, и, естественно, все эти издержки также будут закладываться в цены.

— К тому же в свете санкций эти схемы не особенно устойчивы, их надо будет корректировать, и тенденция роста затрат по меньшей мере некоторое время сохранится и отразится на росте цен, — продолжает Дмитрий Крук.

Третья составляющая для динамики цен — то, на что любят кивать нынешние власти, списывая все на так называемую «импортируемую инфляцию». Действительно, цены в мире растут, и подобного уровня инфляции в мире не было с конца 1970-х-начала 1980-х годов. Хотя вклад этого фактора в белорусскую инфляцию не настолько велик, как нам пытаются представить.

— И, наконец, четвертый фактор — поведение потребителей, высокий уровень инфляционных ожиданий, — подытоживает эксперт. — Например, ожидая подорожания бензина, люди покупают его как можно больше, и повышенный спрос дает производителям больше оснований повысить цены.

Словом, для усиления инфляции по-прежнему много причин. И вопрос о том, чего ожидать, полностью зависит от того, как поведут себя власти. А они, похоже, и сами не очень представляют, как бороться с текущей ситуацией.

В администрации Лукашенко озвучивают тезисы о том, что инфляция — это не самое главное. Но, по моему восприятию, там доминирует «ашчушчэние», мол, авось само как-то отпустит и рассосется.

Пока я не сказал бы, что сценарий повторения 2011 и 2014 года неизбежен. Надежда, что мы не пойдем по этому пути, сохраняется. Но вероятность того, что мы попадем в инфляционно-девальвационную спираль, достаточно значима.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(22)