В мире

Екатерина Сельдереева 

Дневник войны, глава 24. «Гуманитарная ситуация в Херсоне катастрофическая: люди голодные, продукты с территории Украины не пропускают. В отличие от алкоголя»

Украинская журналистка Екатерина Сельдереева специально для читателей «Салідарнасці» описывает, чем живет Украина, переживающая четвертый месяц вторжения российских войск.

Фото: nikvesti.com

Несмотря на отсутствие зеленых коридоров из оккупированной российскими войсками Херсонской области, в Кривой Рог продолжают прибывать беженцы с южного региона.

Практически вся Херсонская область буквально за три часа с начала военного вторжения была захвачена российскими колоннами, что шли со стороны аннексированного Крыма. С 24 февраля область находится в так называемой «тихой» оккупации. Хотя это обозначение созвучно здесь разве что со словосочетанием «тихий ужас».

Помимо морального и психологического террора, украинцы подвергаются и физическим расправам со стороны российских оккупантов за украинскую символику, украинский язык, в принципе за проукраинскую позицию.

Как рассказывают волонтеры, забрать могут просто с улицы: отвозят в «стекляшку» – подвал, оборудованный под пыточную. Могут просто избить, могут держать несколько дней, но многие оттуда уже не возвращаются.

Гуманитарная ситуация в Херсоне катастрофическая: люди сидят голодные, продукты с территории Украины не пропускают. В отличие от алкоголя. В области российские военные нередко устраивают сафари на украинцев, которые пытаются вырваться из кромешного ада, созданного кремлевскими «освободителями». При попытках эвакуации людей могут направить на проезд по заминированной дороге. Тех, кому удалось проехать мины, могут расстрелять.

Мои знакомые в Кривом Роге отдали свою квартиру семье, которой все же удалось сбежать из оккупационного ада.

– Решились с семьей выезжать – двое взрослых, бабушка и совершеннолетний сын. У нас была машина, недавно только купили – и не успели даже толком поездить. На российском блокпосту машину отобрали, все вещи, что брали с собой, остались вместе с ней у рашистов. Из уцелевшего – одежда, что была на нас.

Четыре дня пешком добирались в Кривой Рог. Шли только ночью. Пытались обходить открытые участки местности. Дождь пережидали в лесу или посадке. Что с домом непонятно – на дамбе в Новой Каховке есть повреждения. Российские военные не допускают к ремонтным работам специалистов. Вода затапливает села, – рассказывает глава семейства.  

Меня с Херсонской областью связывает личная история. Вспоминая ее, проводя параллели с сегодняшними событиями, не покидает дежавю.  Будучи еще ребенком, я с семьей часто ездила летом на живописные берега Каховского водохранилища или, как мы тогда называли, Каховки. Родители брали палатки, котелки, карематы и обустраивали туристический уголок недалеко от замка Фальц-Фейна.

К слову, сам Фальц-Фейн носил титул короля таврических степей и основал в конце 19 века заповедник Аскания-Нова. Перед тем, как увидеть сам замок, я наслушалась историй о его величие, красоте, неимоверной роскоши в стиле неоренессанса. Представляла двухэтажный дом с башнями, куполом, шпилем, арками и стеклянным огромным аквариум с экзотическими видами рыб. Вокруг него – парк с системой каналов, озер, дамб и экзотические животные со всего мира, лично привезенные Фальц-Фейном в целях развития науки и заповедника.

Каково же было мое удивление, когда я увидела его воочию – каменный скелет, зияющие дыры на месте окон, следы от пуль, а из живности – только гадюки. Тогда, в середине девяностых, о замке напоминал только не до конца развалившийся подвал с мраморными элементами, частичками керамической расписной плитки, росписями на стенах и бочки, в которых когда-то выдерживалось вино Таврии.

Мне, как ребенку, тогда казалось, что меня обманули. Почему меня по непонятным причинам лишили возможности посмотреть на архитектурное наследие моей страны? Кто разрушил? Зачем?

Фото из архива автора

Ответ дали исторические хроники. После событий 1917 года Фридриху Фальц-Фейну пришлось выехать в Европу, чтобы сохранить жизнь. А в 1919-1920 годах замок был полностью разрушен большевиками. На животных же парка было просто устроено сафари ради забавы. 

Смерть семью Фальц-Фейнов тоже не обошла. Мать Фридриха, Софью Фальц-Фейн, построившую порт, школу, больницу, в 1919 году подло расстреляли большевики, охотясь за ценностями. Ей было 84 года.

В 2022 году село Новоалександровка, в котором находятся руины замка Фальц-Фейна, снова под оккупацией российских войск. Там снова убивают, грабят и уничтожают историю. Заповедник Аскания-Нова на грани выживания. Он выжил во Второй мировой. Но выходит, нацисты были гуманнее современных российских военных.

Меня радует, что несмотря на смертельную опасность, в Херсонской области создано партизанское движение, а ВСУ делают все возможное, чтобы освободить регион от российских захватчиков. За свой дом, за свою историю, за свою память люди будут стоять до конца. Херсон – это Украина.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(23)

Читайте еще

Война, 6 июля. После боя под Лисичанском не вернулось 6 белорусов, в том числе Иван «Брест». Глава Еврокомиссии: «Путин продолжает шантажировать нас энергией». Войска РФ захватили почти всю Луганскую область

«Работа почтальонов – единственное, что объединяет оккупированные территории со свободной Украиной»

Война, 5 июля. Зеленский: верим, что Беларусь не втянется в войну, но готовимся. На аэродроме в Мелитополе уничтожены более 200 российских оккупантов. В Донецке взорван крупный российский склад

Война, 4 июля. Источник: ЕС намерен согласовать седьмой пакет санкций против РФ и Беларуси до конца июля. Times: Украине нужны не белые флаги, а больше оружия. Великобритания запретила экспорт в Беларусь продуктов нефтепереработки и передовых технологий

Война, 3 июля. Зеленский: «Лукашенко не должен втягивать Беларусь в захватническую войну России против Украины». ВСУ подтвердили сдачу Лисичанска. Австралия окажет Украине военную поддержку

Война, 2 июля. Лукашенко: украинские войска пытались нанести удар по военным объектам Беларуси – «монстра растят в Украине». Байден направил в конгресс письмо о приеме Швеции и Финляндии в НАТО. Тюрьмы «ДНР» – это настоящие концлагеря