Филин

Валерия Перепелкина

Дмитриев: «То, что мы делаем, — это общее дело. Здесь нет умных или глупых»

Политик — о совместной стратегии демократических лидеров.

Филин продолжает разговаривать с общественными деятелями о плане объединенных демсил к грядущему референдуму. Мы поинтересовались у политика и лидера уже ликвидированной организации «Говори правду» Андрея Дмитриева, что он думает о призывах портить бюллетени на избирательных участках.

— Я считаю, что это, скорее, предложение начать дискутировать на эту тему. Это точно не стратегия, это выглядит не как план, а как один из пунктов возможного плана.

Но что показало это предложение и реакция людей на него в Беларуси — это то, что все-таки ситуация за последний год с небольшим очень сильно изменилась. И больше нельзя предлагать одно действие сразу для всех. Это невозможно, потому что мы в очень разных позициях.

В данном случае, я полагаю, что идея Тихановской и Латушко — возможно, более приемлема для тех, кто уехал из Беларуси, кто придет на участки для голосования за границей. Это еще один момент, про который я хочу сказать, когда говорю, что нужны разные действия.

Ведь год назад у нас не было такой диаспоры. Сейчас речь идет минимум о десятках, а то и сотнях тысячах уехавших белорусов. Которые, конечно, следят за новостями и переживают за страну. И, безусловно, у них возможности действовать — совсем иные, чем у белорусов, находящихся сегодня внутри страны.

Полагаю, что некий план или стратегия должны включать разные действия для разных групп белорусов. При том эти группы могут выработать эти форматы для себя самостоятельно. Почему я и говорю, что для меня, скорее, предложение демсил — это начало дискуссии.

Не секрет, что для большинства активных белорусов сегодня отношение к референдуму, который хочет проводить власть, можно описать так: у вас своя свадьба, а у нас — своя. Люди выкинуты из процессов обсуждения, режим там сам себе напридумывал каких-то пунктов.

Собеседник «Филина» добавляет, что в стране с таким количеством политзаключенных разговор о будущем страны выглядят крайне сложным:

— Власть ведет диалог только сама с собой, только с правильным народом, я бы сказал, заранее отобранным по принципу лояльности. Все остальные исключаются и репрессируются. В этом случае Конституция не становится итогом общественных изменений. Основной закон, про который сейчас говорит власть, скорее подчеркивает тот раскол и те проблемы, которые сегодня существуют.

Полагаю, абсолютное большинство людей внутри страны думают, мол, вы как-нибудь уже без меня. Но, конечно, они все равно хотят действовать. Думаю, что нам нужно работать над разными вариантами гражданского действия, связанного с референдумом. Мы этим и занимаемся сейчас.

Это могут быть кампании наблюдения, мобилизация в целом на дискуссию о будущем страны и о том, какая на самом деле нам нужна Конституция. Безусловно, мы должны проявить себя в этой кампании для того, чтобы снова показать, что мы есть, что наша позиция никуда не делась и не изменилась за это время.

А готовы ли люди говорить и выходить лишний раз с учетом того, что происходит сейчас в Беларуси?

— Полагаю, что как раз-таки референдум — хорошая возможность говорить то, что важно сегодня, но не напрямую, — считает экс-кандидат в президенты-2020. — Это выглядит как более безопасный способ, раз уж идет общая дискуссия в стране.

Повторю, что нужно вырабатывать разные форматы, где люди смогут не бояться или где это будет более безопасно для них. Тут тоже нужно понимать, что сегодня власть усиленно проводит линию между теми, кто уехал, и теми, кто остался. И делает это специально.

И, конечно, как только какой-то план озвучивается не простым человеком, а теми, кто его озвучил в этот раз, становится понятно, что внутри страны поддержать его публично никто не может. Ведь это сразу станет поддержкой экстремизма, терроризма и всего, чего угодно.

И хотя мы понимаем, что это политически мотивированные статьи, но за них сегодня дают реальные сроки. Когда происходят подобные вещи, нужно думать не только над тем, как это люди будут делать, но и над подачей, которая должна помогать присоединяться, а не помогать власти рисовать между нами преграды и устраивать новые репрессии.

Также Андрей Дмитриев поделился своим видением на бойкот:

— Я долгие годы боролся с оппозицией и утверждал, что нужно участвовать в выборах. Я всегда был за участие во всех политических кампаниях, потому что считал и считаю, что мобилизация всегда лучше демобилизации.

Поэтому, что касается бойкота: считаю, что общественные настроения сегодня, в целом, на стороне как раз бойкота. Подчеркиваю, не игнора. Людям не просто все равно, как это было раньше. Это уже скорее активное несогласие.

Но бойкот может удасться, только если будет найдено альтернативное действие. В формате «А что мы тогда делаем?». На сегодняшний день я не могу ответить на этот вопрос. Поэтому считаю, что в случае, если мы так и не найдем на него ответ, нужно все равно идти.

Мы как раз активно сейчас занимаемся этим моментом, и если ваши читатели готовы подкинуть нам идей или поделиться своими мнениями, мы будем только благодарны. Хочу это сказать сегодня через вас для всех, кто есть в Беларуси или за границей.

То, что мы делаем, — это общее дело. Здесь нет каких-то умных или глупых, знающих или незнающих. Мы все на пределе своих возможностей пытаемся найти формат действий для общества, возможностей для народа. Поэтому если есть любая идея, даже самая, казалось бы, сумасшедшая, делитесь ей.

Может из нее родится интересное действие. Вспомните 2020 год, сколько было крутых идей. Их что, родили штабы политиков? Нет, их родили люди, а штабы политиков просто пользуясь опытом смогли развить эти идеи.

Поэтому я и прошу людей перестать ждать от кого-то плана, который на 100% «пераможны». «Пераможны план» заключается в том, что действует каждый как минимум на уровне создания разных вариантов идей. И без внутренней вражды, — заключает политик.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.2(61)